День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Деревянный Нижний: у точки невозврата

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/derevyannyj-nizhnij-u-tochki-nevozvrata#sigProGalleriae585124a5c
joomlamodniyportal.ru

В нашем городе, которому уже скоро стукнет 800 лет, сохранились еще исторические деревянные постройки XVIII–XIX веков. Они дают понять, как жили люди много лет назад. Некоторые из этих домов уникальны и являются памятниками, другие в ансамбле составляют неповторимую среду, которая была присуща только Нижнему Новгороду.

На прошлой неделе в Центре современного искусства «Арсенал» прошел круглый стол, где архитекторы, искусствоведы и представители власти, в том числе из других городов России, обсуждали историческую значимость, культурную ценность памятников деревянной архитектуры, а также как их спасти. Круглый стол назывался «Деревянный Нижний: у точки невозврата».

В чем проблема?

– Последние 20 лет в Нижнем Новгороде ситуация с деревянной архитектурой складывается чрезвычайно печально, – уверена главный архитектор научно-исследовательского предприятия «Этнос», руководитель экспертной платформы музея Святослава Агафонова «Культурное наследие» Ирина Агафонова. – Деревянное зодчество – это наша гордость, наше наследие, культурная база, на которой стоит любая нация и страна. По этой причине терять деревянное наследие недопустимо, его нужно сохранять.

В то же время, по ее словам, сейчас в городе сложилась ситуация, когда деревянная застройка может быть потеряна буквально в ближайшие месяцы.

– Проблема назревшая, наболевшая, актуальная. Решать ее надо или немедленно, или мы уже опоздали, – констатировала Ирина Агафонова.

Она отметила, что проблему можно разделить на несколько частей. Одна – сохранение памятников деревянной архитектуры. Но памятники защищены законом, поэтому их нельзя сломать. Другая ситуация с видовой деревянной застройкой. Многие дома, которые дают представление о деревянном городе XIX века и в которых когда-то жили известные в Нижнем Новгороде и России персоны, часто не имеют статуса и никак не защищены.

– Они ничуть не хуже памятников, но случайно не попали в их число, – говорит главный архитектор «Этноса». – Отдельно стоящий памятник или дом, конечно, не выживет, поэтому важно сохранять целые участки деревянной застройки.

Перевезти нельзя оставить

Несколько лет назад обсуждалась возможность сделать целую улицу с деревянными домами, перевезя на этот участок ценные экземпляры со всего города. По мнению Ирины Агафоновой, перевозить деревянные строения в музей деревянного зодчества – это не выход. «Щелоковский хутор» сегодня, увы, тоже находится в плачевном финансовом состоянии.

– Люди там работают, стараются сохранять что могут, но поддержка минимальная, – сказала она. – Подобные музеи объединяют в себе архитекторов, историков, искусствоведов и плотников. Это могло бы быть и у нас, но, к сожалению, так не происходит.

Историческая ценность

Многие нижегородцы считают, что не нужно сохранять так называемые гнилушки. Действительно, зачем? Ведь вместо них можно построить много современных зданий.

Однако деревянную архитектуру второй половины XIX – начала XX столетия специалисты считают уникальным явлением мировой культуры.

– Когда фашисты разрушали культурное наследие России, это было понятно. Они хотели лишить людей их истории, для них эта была чуждая культура, которую они и стремились уничтожить. Вопрос: кто эти люди, которые сейчас уничтожают деревянную застройку по всей стране? Я не думаю, что они враги России. Они, видимо, просто не понимают, почему это важно сберечь, – отметил искусствовед, член Союза архитекторов России, член Советов по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга и Министерстве культуры России Михаил Мильчик, который приехал на круглый стол из Санкт-Петербурга.

По его словам, в 1942 году был издан альбом «Русское деревянное зодчество». По мнению эксперта, это вовсе неслучайно. Таким образом, советская власть поняла, что если многонациональный народ России не сохранит культуру, нас легче будет победить.

По словам краеведа Елены Советской, которая выпустила книгу «Декоративное убранство деревянных домов Нижнего Новгорода», изучая, например, резные наличники, можно узнать, как крестьянин понимал создание мира.

– На нашей деревянной архитектуре можно изучать всю славянскую культуру, – считает писательница. – В Нижнем Новгороде в дереве представлены все архитектурные стили. Есть деревянный классицизм, эклектика. Наш город мог бы стать столицей деревянного модерна!

Опыт Иркутска

По словам Михаила Мильчика, ситуация с сохранением деревянного зодчества сходна во многих городах страны. Но есть и приятные исключения. О них рассказали представители Иркутска и Томска.

Так, программа сохранения исторического наследия в Иркутске начала работать в 2011 году, когда город должен был праздновать свое 350-летие. Власти решили сохранить и отреставрировать целый квартал домов, который ранее тоже называли не иначе как гнилушки.

– До реконструкции 130-й квартал – это были трущобы, предназначенные к сносу. Там не было ничего из инженерных сетей, кроме электричества, – сообщила эксперт из Иркутска.

По ее словам, на федеральные деньги ветхий фонд расселили. Привлекли частных инвесторов, которые и стали восстанавливать деревянные дома.

Но поскольку дорожки между домами были узкие, не удобные, то их расширили, заасфальтировали. На деньги муниципалитета под дорожками было проложено инженерное оборудование. В результате отреставрированный квартал стал любимым местом прогулок горожан.

– Опыт 130-го квартала оказался успешным, – сказала представитель Иркутска. – Была воссоздана средовая застройка. Там создано две тысячи новых рабочих мест. Теперь от бизнеса, размещенного здесь, поступает в бюджет города миллиард рублей дохода. То есть территория работает на город, как маленький завод.

Также, по словам представительницы Иркутска, им удалось снять главное обвинение, которое всегда адресуется деревянной застройке, что реставрировать дорого и невыгодно, а новые функции в дереве не могут работать.

– Мы доказали, что это не так. И теперь в Иркутске с такой позиции никто не выступает. 130-й квартал стал любимым местом прогулок горожан и туристов. И мы озабочены, чтобы к кварталу не подступила высотная застройка, – отметила иркутянка.

По ее словам, на то, чтобы все было реализовано, нужна была политическая воля. И она появилась с приходом нового губернатора.

– Это стало стартом новой градостроительной политики в Иркутске, – сообщила представитель Иркутска. – Культурное наследие может быть выгодно и способно осуществлять современные функции. Губернатор перевернул сознание бизнесменов и политиков. А 130-й квартал благодаря государственно-частному партнерству стал приносить грандиозный доход.

Конечно, порой бизнес приходилось привлекать административными методами, отметила представитель Иркутска. Но об этом в итоге не пожалел никто.

Ситуация в Томске

Подобный опыт есть и у Томска. Там по инициативе губернатора с 2005 года работает программа сохранения ценной исторической среды. В результате на деньги областного бюджета до 2015 года в Томске восстановили 90 ценных экземпляров деревянного зодчества.

Сейчас, по словам представительницы Томска, темпы финансирования программы немного снизились. Но дома все равно ремонтируют. Однако уже по программе «Рубль за метр». Это когда объекты предоставляются в аренду бизнесменам по льготной цене, но с условием восстановления.

– На восстановление объектов город не тратит. Кроме средств на расселение. Эта программа работает. По ней был расселен 51 многоквартирный дом. Идет восстановление 12 объектов, которые были переданы инвесторам. Они охотно берут объекты в собственность, – сообщила представитель Томска.

Спасти нельзя утратить

Что же хотят спасти градозащитники в Нижнем Новгороде? В настоящее время музей «Культурное наследие», создателем и руководителем которого является Ирина Агафонова, собирает средства на консервацию деревянных домов возле церкви Трех Святителей.

– Это уникальный фрагмент деревянной застройки XIX – начала XX веков, расположенный на исторической территории «Старый Нижний Новгород», – рассказали градозащитники. – Эти улицы пока остаются такими, какими видели их жившие и бывавшие здесь в разные годы писатели Владимир Короленко, Максим Горький и Леонид Андреев, певцы и музыканты Федор Шаляпин и Николай Фигнер, революционеры и политики Вера Фигнер и Александр Керенский, архитекторы Павел Домбровский и Владимир Лемке, ученый и просветитель протоиерей Петр Альбицкий, многие другие, оставившие свой след в истории нашего города и нашей страны.

В настоящее время дома на улицах Славянской и Студеной уже расселены. Оставшись бесхозными, они подверглись частичному разграблению со стороны мародеров. Особенно пострадал дом № 3 по Славянской улице.

– Дом связан с именем известного нижегородского краеведа и писателя Дмитрия Смирнова (на его книгах о жизни и быте XVII – начала XХ веков выросло не одно поколение нижегородцев), – отметили активисты. – Этот дом, находящийся рядом с Трехсвятительским храмом, – одна из визитных карточек Нижнего. Открытки с его изображением продаются во всех почтовых отделениях города. Вандалы частично разобрали металлическую кровлю здания, и, если ее не восстановить, нужно хотя бы покрыть рубероидом, деревянный дом в ближайшие месяцы станет жертвой плесневого грибка.

Сейчас, чтобы надежно закрыть все оконные и дверные проемы, покрыть крышу, необходимо собрать не менее 50 тысяч рублей.

«Все средства, собранные сверх указанной суммы, будут использованы для обеспечения сохранности других расселенных зданий на той же улице и для подготовки документации об их включении в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации», – написали градозащитники в тексте обращения к нижегородцам.

Власть обещает помочь

10 ноября городские активисты встречались с главой Нижнего Новгорода Елизаветой Солонченко, которая пообещала отложить конкурс на право заключения договора о развитии застроенной территории в границах улиц Славянской и Студеной в Нижегородском районе, пока не будет разработана концепция сохранения исторических объектов. На круглом столе свое обещание глава города повторила.

– По домам 1, 2, 3 по Славянской улице отменены аукционы до момента разработки концепции, – сказала Елизавета Солонченко. – Когда будет разработана концепция, тогда объекты можно признать охраняемыми, по ним будут проведены конкурсы. В каком виде они будут проведены, это будем смотреть.

По словам мэра, городская власть самостоятельно не имеет права законсервировать указанные градозащитниками объекты, поскольку по федеральному законодательству расселенные, признанные аварийными дома необходимо снести.

– Что спасает? Что в бюджете нет денег на снос, – отметила Елизавета Солонченко.

Она заметила, что создавать концепцию должны совместно две ветви власти – город и область.

– В данном случае важно, чтобы инициатива шла от области, – заметила глава города.

С такой позицией согласилась и руководитель управления государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области Надежда Преподобная.

– Однозначно концепция и позиция города и области должна быть единой, – отметила она. – Мы хотели бы, чтобы были учтены интересы всех заинтересованных лиц. Готова активно со всеми сотрудничать и разговаривать.

Успеть за месяц

– Очевидно, что если не будут приняты экстренные меры в течение недели или максимум месяца, то, когда мы соберемся через год или полтора, мы должны будем сказать, что точка невозврата пройдена. Город лишился того, что делает его своеобразным, необычным, интересным, привлекательным, – считает Михаил Мильчик.

Он отметил, что путь спасения деревянного культурного наследия в Нижнем Новгороде есть.

– Хочу обратить внимание только на некоторые моменты, – сказал искусствовед. – Первое, за минимальные деньги нужно провести консервацию домов, которые расселены и которые находятся под угрозой сноса. Второе, перекрыть кровлю, чтобы не было протечек, это главный враг деревянной застройки, забить окна, чтобы туда нежелательные люди не попадали. После этого или сразу же нужно разработать концепцию. Концепция сохранения деревянной застройки России уже разработана по заказу Министерства культуры. Можно и нужно воспользоваться ее опытом и перенести его на один, хотя и достаточно большой, город.

В концепции, по словам Михаила Мильчика, первое место должно отдаваться мониторингу объектов культурного наследия, а также графику работ.

– Одно государство такие расходы не одолеет, нужно государственно-частное партнерство, – считает эксперт.

Михаил Мильчик рассказал об опыте Санкт-Петербурга. Там, например, дома, построенные до 1945 года, вообще нельзя сносить.

– В Санкт-Петербурге принят закон о сохранении рядовой застройки, такого нет больше ни в одном городе России. Поэтому если такой дом снесли, то можно обращаться в суд.

Как в Европе и США

Во многих странах деревянную застройку стараются сохранить. Например, по словам Михаила Мильчика, четвертая часть Вашингтона – деревянная, как и шестая часть Нью-Йорка.

Много деревянной застройки в старейшем финском городе Турку. Там сохранились деревянный порт, музей-аптека XVIII века. Целый квартал недалеко от центра Стокгольма тоже деревянный. Все дома отремонтированы, и теперь в них живут богатые люди.

Причем, по мнению специалиста, сохраняется там весьма скромная архитектура. Не чета той, что пока стоит на улицах старого Нижнего.

Дарья Светланова
Фото Алексея Манянина и из интернета

Кстати
На сегодняшний день на спасение дома № 3 по Славянской улице, известного как «Дом с открытки», собрано 41 700 рублей. По словам градозащитников, этого достаточно, чтобы закрыть дверные проемы и начать работу по восстановлению кровли.

  • 099 (1263) 29.11.2017

Свежий номер

Свежий номер

101 (1265) 06.12.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru