День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Возрождение истории: забытый род Бубновых

Об общественной деятельности и вкладе в становлении местной промышленности нижегородского купечества в последнее время много говорят. Обычно вспоминают Рукавишниковых, Бугровых, Блиновых, Башкировых. Об остальных достойных гражданах той поры мы знаем не так уж и много. Например, практически забыт род Бубновых. О нем заговорили в последнее время — повод нашелся. Один из нижегородцев обнаружил в парке имени Кулибина, где прежде располагалось Петропавловское кладбище, памятную плиту Степану Семеновичу Бубнову. И мы решили узнать о Степане Семеновиче Бубнове (1803–1891) и его родственниках.

Торговали два брата

Документальные сведения о Степане Семеновиче Бубнове очень скудны. А достоверные семейные предания и вовсе не сохранились.

Известно, что Степан Семенович основал торговый клан вместе со своим двоюродным братом Ильей Михайловичем Бубновым.

Род Бубновых происходил из деревни Малое Осовиково или Малые Осовики Рыбинского уезда Ярославской губернии. Сами братья и несколько поколений их предков были крепостными помещиков Власьевых.

Илья Михайлович Бубнов недолго пахал помещичью землю. С ранних лет его привлекал шумный рынок, купля-продажа. И он отправился в Рыбинск, где занялся торговлей зерном и сеном. Сначала торговал в Рыбинске, а потом и в Нижнем Новгороде.

Но, как известно, один в поле не воин. Илья Бубнов достаточно быстро это уяснил. А кто как не брат сможет стать надежным партнером?! Илья Михайлович начал зазывать в Нижний Степана Семеновича Бубнова, человека рассудительного и неглупого.

Степан Семенович не заставил себя долго упрашивать, и вскоре родственники уверенно действовали на торгах в Рыбинске, Костроме и Нижнем Новгороде.

Степан не претендовал на роль лидера, полностью предоставив ее брату. Но, как показала жизнь, Степан Семенович Бубнов оказался прирожденным коммерсантом и превосходил своего брата в делах. При заключении сделок Степан Семенович напрочь забывал про свою природную скромность, становился энергичным и уверенным, но не терял головы и рассудка. По словам его знавших, младший Бубнов «видел копейку даже на крыше». Казалось, что деньги сами текут ему в руки.

Способности и возможности

Несколько лет предприимчивые братья исправно платили оброк своему помещику майору Власьеву. А потом, скопив деньжат, вместе с семьями сумели выкупиться на волю. После этого жизненные пути кузенов Бубновых на несколько лет разошлись. Илья Михайлович подался в полюбившийся ему Нижний Новгород, где в 1833 году был принят в третью купеческую гильдию, купил гостиницу с трактиром и начал зарабатывать деньги, предоставляя кров и пищу приезжим купцам. Принадлежавшее ему заведение располагалось на улице Рождественской. Впервые попав в Нижний Новгород, А. Н. Островский писал в своем дневнике: «С мосту направо — новые строения, налево большая улица — Рождественская, начинается гостиница Вяхирева, напротив — гостиница Бубнова».

Правда, коммерческая деятельность Ильи Михайловича Бубнова оставила не самый лучший след в истории нижегородского купечества. Архивные фонды нижегородского магистрата донесли до нас более десятка скандальных судебных дел, в которых оказался замешан старший из братьев Бубновых. Илья Михайлович с большим опозданием гасил собственные векселя, регулярно отказывался от платы владельцам арендуемых им домов.

А Степан Семенович Бубнов не решался покинуть родину, записавшись в мещанское общество Рыбинска. Но Илья Михайлович начал звать его к себе в Нижний. Основным аргументом в пользу этого были значительные коммерческие возможности Нижегородской ярмарки.

Переезд в Нижний Новгород

В конце 1840-х годов рыбинский мещанин Степан Бубнов перебрался на жительство в Нижний Новгород. У него появилось больше времени, которое можно было потратить не только на торговлю сеном и зерном, но и на другое. И Степан Семенович тоже обзавелся трактиром. 9 апреля 1853 года он записался в третью гильдию нижегородского купечества.

Однажды принадлежавшее ему торговое заведение посетил возвращающийся из ссылки Т. Г. Шевченко. По этому поводу в своем дневнике поэт оставил коротенькую запись: «Товбич предложил мне прогулку за 75 верст от Нижнего. Я охотно принял его предложение с целью сократить длинное ожидание официального объявления о дозволении жить мне в Питере… Скверно пообедали на мой счет в трактире Бубнова и пустились в дорогу».

Однако приезжавшие в Нижний Новгород на ярмарку купцы и приказчики были не столь привередливы в еде и питье, как ссыльный украинский поэт, и с охотой посещали бубновский трактир.

За усердие — награда, потомкам — капитал

На зарабатываемые деньги Степан Семенович не только безбедно жил, но и постепенно округлял свой капитал.

Через несколько лет он записался во вторую гильдию и начал строить самую большую в Нижнем Новгороде гостиницу на улице Алексеевской (в этом здании в советское время располагался Дом крестьянина, здание снесли, сейчас на этом месте строят гостиницу).

Степан Бубнов становится весьма уважаемым в городе человеком. К его мнению прислушивались многие и в купеческой среде, и в мещанской управе. С 1855 по 1858 год купец исполнял обязанности гласного, то есть депутата городской думы. За немалые заслуги перед городом и Нижегородской ярмаркой Степана Семеновича наградили золотой шейной медалью «За усердие» на Анненской ленте.

Степан Семенович умер в середине 1891 года немощным 88-летним старцем, пережив двух взрослых сыновей и оставив наследникам три больших каменных и один деревянный дом. У Степана Семеновича и его жены Устиньи достигли совершеннолетия четверо детей: дочь и трое сыновей. Дочь Анну удачно выдали замуж, а сыновья Иван, Григорий и Василий долгие годы были друг другу надежными компаньонами.

Сын-лидер и внук-выпивоха

Лидером среди братьев был Иван Степанович, наиболее талантливый и хваткий. Гостиница и трактир его интересовали мало. Этим делом пришлось заниматься младшим братьям. Старший же прочно обосновался в шорном и фуражном рядах ярмарки. Тут с ним мало кто мог соперничать. Иван Степанович построил себе близ ярмарки большой каменный дом.

В 1858 году Ивана Бубнова избирают в гласные городской думы, где он занял место, ранее принадлежавшее отцу. 12 лет он провел в этом качестве, а в 1871-м стал членом городской управы. Толковому купцу поручались сложные хозяйственные дела, потому что он всегда находил оптимальные решения. Вторым его коньком была работа в комиссии по оценке имущества должников. Никто не пытался оспорить его решений. Честность Бубнова и его опыт никем не ставились под сомнение.

Так он и служил то в думе, то в управе в течение долгих 32 лет, уйдя с общественных постов только в начале 1889 году. Наградой за эту непростую и хлопотную службу стали три шейные медали «За усердие» на Станиславской, Анненской и Владимирской лентах.

Однако бытовые и семейные неурядицы основательно подрывали здоровье преуспевающего купца, и он умер почти одновременно со своим престарелым отцом.

Его единственный сын Владимир не унаследовал коммерческих талантов отца и деда. Торговля не привлекала Владимира Ивановича. Сын сидел в постылом магазине и… цедил пиво и портвейн. В итоге Владимир Бубнов спился и умер в 1892 году.

Курс на корабли

Зато сын Григория Степановича Иван Григорьевич Бубнов прославился, став математиком, механиком и корабельным инженером.

Среди отечественных кораблестроителей авторитет Ивана Бубнова непререкаем. Его имя каждый день повторяется в технических институтах и университетах, где студенты осваивают судостроительные специальности: метод Бубнова, функции Бубнова, формула Бубнова, уравнение Бубнова, прием Бубнова…

Впервые в мире он начал читать курс новой основополагающей кораблестроительной науки — строительной механики корабля. Впервые в мире он при проектировании российских линкоров типа «Севастополь» разметил трехорудийные башни главного калибра в линию, разработал первый отечественный прибор для измерения деформаций и еще много другого…

Деятельность И. Г. Бубнова в области кораблестроения была исключительно плодотворной и многогранной. Он даже явился родоначальником отечественного подводного кораблестроения — под его руководством проектировалась и строилась первая боевая подводная лодка России «Дельфин». Далее шли «Касатка», «Минога», «Акула», «Барс», «Морж»…

По разработкам Бубнова для российского флота было построено 32 лодки. Его теоретические работы использовались при проектировании линейных кораблей и подводных лодок в 1908–1910 годах, частично используются и сейчас.

Памятная плита

Вот сколько интересного мы смогли узнать благодаря памятной плите. Впрочем, и история самой находки не менее интересна.

Впервые надгробный памятник обнаружили летом 2012 года при строительстве станции метро «Горьковская». Рабочие прокладывали силовые кабели, которые проходили по территории парка Кулибина. Копали вручную и уткнулись лопатами в бетонную плиту. Когда ее откопали, поняли, что это памятник. Сообщили в одну из местных телекомпаний, но телевизионщиков находка не заинтересовала. Тогда строители оттащили в сторону, чтобы не мешало строительству.

О плите благополучно забыли. И вот спустя три года она напомнила о себе, появившись из-под снега перед гулявшими в парке местными жителями.

Находка обрадовала нижегородцев, но ничуть не удивила, ведь до 1937 года на месте парка Кулибина находилось Петропавловское кладбище, где были захоронены многие горожане, в том числе и известные общественные деятели, литераторы, купцы и дворяне.

Глава администрации Нижегородского района Игорь Согин осмотрел плиту и пообещал, что с наступлением теплой погоды памятник нижегородского купца восстановят.

Подготовила Ирина Белова
Фото Алексея Манянина
Источники материала и фото: Игорь Макаров. Карман России. Нижегородские были. Нижний Новгород, 2006, Из истории науки и техники. А. А. Постнов. Выпускник Нижегородского реального училища

  • 033 (978) 06.05.2015

Свежий номер

Свежий номер

082 (1354) 19.09.2018
Все видео


Партнеры


gosu

© 2018  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru