День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

«Железная леди» с добрым сердцем

Главным событием прошлой недели в культурной жизни нашего города стал уход с поста директора Нижегородского государственного академического театра оперы и балета имени А. С. Пушкина Анны Дмитриевны Ермаковой. В течение 32 лет она была капитаном этого сложного и большого корабля под названием «оперный театр» и давно стала театральной легендой Нижнего. Ведь при всем уважении к талантливой труппе говоришь «Нижегородский оперный» – подразумеваешь – «Ермакова» и наоборот. Не зря в 2014 году Анне Дмитриевне было присвоено звание почетного гражданина Нижнего Новгорода. Поэтому, как только стало известно о громкой отставке, мы отправились в театр, чтобы получить все комментарии, что называется, из первых рук.

Дорогу молодым и авантюрным

Честно говоря, ожидали увидеть Анну Дмитриевну грустной и растерянной, а встретили ее в самом приподнятом и хорошем настроении.

– Заявление написала сама, по собственному желанию, хотела сделать это еще год назад, но тогда уговорили потрудиться еще, – объясняет Ермакова. – А сейчас твердо решила: пора! Пришло время уступать дорогу молодым!

– Но ведь с таких должностей никто и не уходит. Например, в московских театрах многим директорам и худрукам далеко за 75– 80, и ничего, работают, – не согласились мы.

– Всегда считала, что если ты действительно болеешь за дело, то тут не место личным амбициям! Мне в этом году 74, и я уверена, что у молодого поколения и сил больше, и идей, и авантюризма. Дада, не удивляйтесь: директор театра обязательно должен обладать толикой этого качества. А во мне авантюризм пропал. И с этой большой и ответственной должности я ухожу спокойно и легко: труппа – талантливая и сильная, спектакли – яркие и интересные, а главное, театр любим зрителем. Как нижегородским, так и приезжим – наши спектакли и фестивали смотрят гости из других российских городов и даже иностранцы.

Из педагогов – в директора

Репетиции закончились, а до вечернего спектакля еще было три часа. Мы ходили с Анной Дмитриевной по пустому театру, она вспоминала пройденный путь. Родилась в Пильнинском районе, в семье учителей, поэтому после школы отправилась поступать в Горьковский педагогический институт. Выбрала специальность «биология и география» – «чтоб поменьше в будущем проверять тетрадей». Затем училась в Высшей партийной школе, после чего в 1978 году ей предложили стать директором горьковского театра «Комедiя».

– Согласилась сразу, поскольку дело это для меня было новое и театр всегда любила, ни одной премьеры не пропускала, – вспоминает Ермакова. – Спустя какое-то время пригласила главным режиссером Семена Лермана – большого выдумщика, импровизатора и человека очень одаренного. С ним иногда приходилось непросто, но мы замечательно работали вместе!

Старые театралы помнят, что начало 1980-х – это расцвет горьковской «Комедiи». Созвездие прекрасных актеров, интересный и разнообразный репертуар. Приезжали столичные критики, смотрели спектакли, а потом в авторитетных всесоюзных журналах хвалили увиденное. И хотя театр находился тогда в не совсем популярном месте – на улице Маяковского, сейчас это Рождественская, – зал на 400 мест почти всегда был полон. И даже лишние билетики спрашивали. Восемь лет Ермакова проработала в этом театре. А потом, осенью 1986 года, ее вызвали в обком партии и предложили возглавить театр оперы и балета.

– И опять я сказала «да», поскольку в «Комедiи» было все отлажено, стало даже скучновато: театр маленький, а хотелось более масштабной работы, – вспоминает Анна Дмитриевна. – И я пришла сюда.

 Пилотные проекты в оперном

«Комедианты» с сожалением восприняли уход Анны Дмитриевны, а в оперном некоторые сотрудники не скрывали скепсиса: «Пришла какая-то девчонка, вот увидите, проработает не больше года!» А Ермакова первым делом отправилась на курсы повышения квалификации в Москву, за новыми знаниями, ведь у оперного театра своя специфика. Больше месяца обучалась в Большом театре.

– Учиться любила всегда и тогда много нужного и полезного для себя узнала, – признается Анна Дмитриевна. – И вообще люблю все новое. То, что до меня никто не делал.

И действительно, многие проекты театра при Ермаковой были, как сейчас говорят, пилотными в нашем городе. Впервые летом 1987-го у стен Нижегородского кремля был сыгран спектакль на свежем воздухе. Это была «Чародейка». В театре опять критиковали – глупости! Но с тех пор уличные праздники стали проводиться постоянно, а зачинателем был театр оперы и балета.

– А на следующий год мы исполняли «Ивана Сусанина» Глинки в Костроме, в Ипатьевском монастыре. И это было событие для всего города, – с гордостью рассказывает автор идеи.

Затем театр впервые в истории выехал на заграничные гастроли: нижегородским талантам аплодировали во Франции, Италии, Испании, Германии и Китае. И повсюду восторженные отзывы! При ней же театр получил заслуженное и долгожданное звание академического. Еще одна передовая затея Ермаковой – музыкальные салоны. После спектакля поздним вечером народный артист России Александр Правилов вышел к публике и пел любимые и очень красивые романсы. Сейчас уже никого не удивишь ночными концертами или «Ночью в музее», а тогда это было в диковинку.

– Многое можно вспомнить: это и первый в городе Клуб друзей театра, и коммерческий проект – спектакль «Иван Сусанин», который мы помогли поставить в Македонии. Наш театр тогда хорошо заработал. Мы же 25 лет назад совместно с театральным училищем открыли хореографическое отделение и с тех пор выпускаем профессиональных танцовщиков. Первая театральная газета «Нижегородский геликон» – тоже наша идея. Проектов передовых было много. И объяснение здесь одно: я люблю все новое и передовое. И терпеть не могу что-то закостенелое и застывшее, – признается Анна Дмитриевна.

Вспоминается и другое – тяжелые для театра 1990-е годы. Как-то накануне выдачи зарплаты Ермакова обнаружила, что денег практически нет. И когда появятся – неизвестно. Встал вопрос физического выживания. Любой другой человек на ее месте растерялся бы. Но только не Ермакова.

– Я пошла по крупным предприятиям за помощью. В первом отказали, во втором. А на заводе НИТЕЛ директор Виктор Копылов выслушал меня, взял и оформил наш театр в качестве своего рабочего цеха. И каждую пятницу, как рабочим завода, нам привозили продукты питания: мясо, рыбу, курицу, муку, рис, гречку, сахар. И масложиркомбинат помог – завозил свою продукцию: сливочное, растительное масло и маргарин. Вот такие были времена, но мы выжили!

В театре в новом качестве

Ермакову часто называли «железной леди» театра. За неприступный вид, за то, что всегда держалась независимо и гордо, за строгие консервативные костюмы темных тонов. А пообщаешься с ней – добрый, веселый и отзывчивый человек.

– Да, такое есть, – соглашается Анна Дмитриевна. – Но работа есть работа. Скажу на это: в театре сейчас работают почти 400 человек, и я практически каждого знаю по имени-отчеству. И всегда стараюсь помочь, если это в моих силах: с жильем, с больницами и детскими садиками, отправляла многих на повышение квалификации, чтобы человек рос в профессии. Меня, конечно, критиковали – как без этого, но я никогда не опускалась до мести, старалась выслушать человека и понять его.

Прощаясь, мы спросили: как уход с высокой должности восприняли домашние Ермаковой и чем она теперь будет заниматься?

– Дома, конечно, обрадовались, ведь я все время, и в выходные тоже – постоянно была в театре, – признается Анна Дмитриевна. – А из оперного я не ухожу! Еще в прошлом году – в 72 годая вновь пошла учиться и окончила курсы как специалист по связям с общественностью и СМИ. Так что до новых встреч в нашем замечательном и любимом театре!

А мы облегченно вздохнули – теперь в театре оперы и балета за взаимодействие с прессой и общественностью можно быть спокойным!

Александр Алешин

Фото из интернета

  • 005 (1277) 24.01.2018

Свежий номер

Свежий номер

013 (1285) 21.02.2018
Все видео


Партнеры


gosu

© 2018  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru