День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

В радиоэфире Р1ФЛ — «Россия, 1, Федор Лбов»

В эти дни исполняется 120 лет со дня рождения нашего земляка, первого отечественного радиолюбителя-коротковолновика Федора Алексеевича Лбова (1895–1976). Он с юности увлекался электро- и радиотехникой. В 1921 году сконструировал свой первый детекторный радиоприемник. Работал в Нижегородской радиолаборатории по приглашению ее руководителя М. А. Бонч-Бруевича. В 1927 г. построил радиоузел для Нижегородского губисполкома; принимал участие в радиофикации города и области. Как и каждый увлеченный человек, он прожил интересную, яркую жизнь.

По стопам Александра Попова

Кажется, что Федору Лбову судьбой было предназначено стать радиолюбителем. Он родился в Нижнем Новгороде в 1895 году, в тот самый год, когда Александр Попов, в летнее время заведовавший главной электростанцией Нижегородской ярмарки, попытался построить приемник радиосигналов собственной модификации. А спустя год, в 1896 году, знаменитый русский физик, электротехник и изобретатель продемонстрировал свое изобретение на XVI Всероссийской промышленной и художественной выставке, которая проходила в нашем городе.

Юный Федор Лбов увлекся электро- и радиотехникой. После уроков в реальном училище он все свое свободное время отдавал опытам по химии и физике. Он даже выписывал журнал «Электричество и жизнь», издававшийся в 1910—1917 годах в городе Николаеве инженерами Рюмиными (отцом и сыном). В этом журнале иногда помещались заметки о первых радиостанциях А. С. Попова, о детекторах и антеннах, которые Лбов буквально проглатывал.

Новый мир удивительных звуков

Познакомиться с подлинным радиотелеграфом Федору Лбову удалось в 1919 году на радиостанции Морского ведомства в Нижнем Новгороде. Радисты дали ему послушать в наушниках работу телеграфных радиостанций.

Свой первый детекторный радиоприемник Ф. А. Лбов сделал в 1921 году. На него можно было принимать грозовые разряды или работу той самой радиотелеграфной станции, где ему надели наушники и тем самым открыли новый мир.

В один из майских вечеров 1921 года Федор Лбов услышал по своему радиоприемнику звуки музыки. Чудо, да и только. Источником чуда оказалась Нижегородская радиолаборатория, где давали опытную радиотелефонную передачу.

С этого вечера и началось настоящее радиолюбительство. У Федора появилась мечта построить усилитель. Он начал искать специальную литературу и детали. Теперь он жил двойной жизнью: днем был рядовым советским служащим, работал бухгалтером, секретарем, управляющим делами, а по вечерам погружался в мир электромагнитных волн и чудесных звуков.

Счастье в деталях

Однако с трудом добытый «Курс радиотехники» Муравьева не мог ответить на все вопросы радиолюбителя, например, сколько витков должно быть у обмотки трансформаторов и можно ли обойтись без конденсатора переменной емкости.

В поисках ответов на эти и другие практические вопросы Федор Лбов пришел в Морское ведомство, где ремонтировали аппаратуру военно-морских радиостанций. Благодаря знакомству с техническим руководителем мастерской, Лбов получил доступ к отходам производства. Он был счастлив, когда получал во временное пользование конденсатор переменной емкости или настоящий усилитель З-ter «из нетабельного имущества».

Теперь работа закипела. Парень из дома № 60 по улице Новой поднял на крыше два длинных шеста с провисающей между ними проволокой, переделал детекторный приемник и стал слушать передачи из Москвы.

На коротких волнах

Об этом стало известно руководителю Нижегородской радиолаборатории (НРЛ) профессору М. А. Бонч-Бруевичу. Михаил Александрович пригласил радиолюбителя к себе. Лбов рассказал, что его заинтересовали зарубежные опыты по проведению радиопередач на коротких волнах — от 15 до 200 метров. В России станции, как правило, использовали длинные волны — считалось, что только они способны преодолеть дальние расстояния. Но, оказалось, иностранные коротковолновики устанавливали связь между собой, находясь на разных континентах. Особенности коротких волн изучали и в Нижегородской радиолаборатории. Чтобы понять, как короткие волны ведут себя в разное время суток, в разных погодных условиях, при тех или иных видах антенн, была изготовлена радиолампа, которая позволила получать волны длиной от 40 сантиметров до 40 метров.

Бонч-Бруевич подарил Федору Лбову три радиолампы ПР-1, выпускавшиеся лабораторией. Это позволило взамен одолженного в радиомастерской лампового усилителя построить свой. И вот уже на квартире у Лбова возник настоящий радиоклуб. Начинающие радиолюбители приходили за советом и помощью, знакомые — послушать радиоконцерты.

Специальным распоряжением Наркомата почт и телеграфов по ходатайству М. А. Бонч-Бруевича было оформлено разрешение на эксплуатацию «частной приемной радиостанции».

Из любителей в профессионалы

Увлечение дарило радость, а вот основная работа, та самая, на которую приходилось ходить днем, совсем не радовала. Весной 1923 года Федор Лбов ушел из Губздравотдела, где работал секретарем, и устроился в радиомастерские Морведа бухгалтером. Осенью мастерская переехала в другой город, и радиолюбителю предложили место в кооперативном банке. Лбов отказался.

В эти дни он зашел в радиолабораторию к М. А. Бонч-Бруевичу рассказать, как работает самодельный усилитель. Тот спросил, где служит талантливый радиолюбитель. Услышав, что сейчас нигде, Михаил Александрович тотчас пригласил его к себе лаборантом.

И началась новая жизнь. В Нижегородской радиолаборатории Федор Лбов занимался усилителями звуковой частоты, разработкой трансформаторов, измерениями, участвовал в строительстве вещательной радиостанции для Нижнего Новгорода, затем в ее эксплуатации.

Дома у Федора Алексеевича была организована своя радиолаборатория. Она занимала площадь в пять квадратных метров в сенях. Здесь находилась батарея аккумуляторов, машина для их зарядки, машина постоянного тока 500 в, 0,25 а и склад запчастей. Там хранились всевозможные проволочки, зажимы, гнезда, винтики, трансформаторное железо и старые приборы — без этого ни в то время, ни сейчас не может обойтись ни один радиолюбитель.

Именно из этой домашней лаборатории и подал голос первый советский любительский коротковолновый передатчик. Правда, это произошло не сразу.

Позывные первого отечественного передатчика

В 1924 году Федор Алексеевич Лбов, испробовавший разные схемы ламповых радиоприемников, заинтересовался короткими волнами и захотел выйти в эфир на собственном передатчике. Разрешение Нижегородского губисполкома на постройку и эксплуатацию любительского радиопередатчика с волной не длиннее 200 м и мощностью не больше половины лошадиной силы (так было написано!) было первым подобным разрешением в нашей стране. Оно было получено быстро, а на сборку деталей и строительство силовой части передатчика ушел год и восемь месяцев.

Радиолюбителю помогали все, к кому он обращался. На одном предприятии сделали трехфазный ввод. Коммунальный отдел исполкома отпустил со склада электромотор и высоковольтную динамо-машину, на другом складе отыскались большие конденсаторы переменной емкости и солидная спираль для катушки индуктивности. Не было подходящих ламп — выручили так называемые трансляционные лампы Бонч-Бруевича.

В налаживании передатчика Федору Лбову помогал его товарищ по радиолаборатории Владимир Петров. Он хорошо знал азбуку Морзе и стал радистом-оператором на радиостанции Ф. А. Лбова.

Шел январь 1925 года. Зима стояла морозная. В домашней лаборатории, кроме двух радиолюбителей, передатчика и машинного отделения, находилась еще печка. Несмотря на то, что она была жарко натоплена, ноги застывали даже в валенках. Было тесно, движения рук и ног приходилось рассчитывать. Но на все эти мелкие неудобства внимания не обращалось.

В ночь на 16 января с помощью самодельного передатчика Федор Лбов вышел в эфир на коротких волнах с позывным Р1ФЛ — «Россия, первая, Федор Лбов». Передатчик Лбова и впрямь был первой советской любительской радиостанцией.

От Месопотамии до Парижа

— Всем, всем! Здесь Р1ФЛ. Сообщите о слышимости, Россия, Нижний Новгород, Новая, 60.

Через сутки пришла телеграмма: «Вы громки на 96 метрах, буду слушать в 18.00 по Гринвичскому времени». Одно было неясно, откуда пришло сообщение, обратный адрес не был указан.

В названный час наши радиолюбители снова вышли в эфир. 19 января почтальон принес телеграмму о приеме из далекой Месопотамии. На карте по прямой из Нижнего Новгорода до иракского города Шергата 2000 верст. 25 января сигнал от Лбова и Петрова принял радиолюбитель Лекроа из-под Парижа. Расстояние 2800 верст.

Бонч-Бруевич поздравил молодых испытателей с установлением первого всесоюзного рекорда по сверхдальней связи на коротких волнах. Он заставил Лбова начертить схему своего передатчика, тут же повел его к профессору В. К. Лебединскому, которому были изложены все подробности первой любительской вылазки на коротких волнах. Профессор внимательно выслушал Лбова и тут же предложил ему доложить о сеансе коротковолновой связи коллективу лаборатории. Доклад этот вызвал большой интерес со стороны сотрудников радиолаборатории.

Дни и ночи на связи

После первого успеха был быстро приведен в порядок приемник и начались полные захватывающего интереса вечера и ночи дальних связей. Начав работать на волне 96 м, Ф. А. Лбов стал затем укорачивать волну. Проводились опыты связи на 40 и 30 и даже на 10 м.

Когда радиолаборатория взялась за осуществление связи на коротких волнах с Ташкентом, туда был послан В. М. Петров. Перед отъездом оба приятеля условились каждый день в 7 часов утра держать связь на волне 24 м.

Связь быстро наладилась и была очень устойчивой. Лбов рассказывал о новостях в радиолаборатории, о погоде в Нижнем Новгороде, передавал приветы от домашних Петрова, а тот рассказывал о жизни и работе в Ташкенте.

В конце 1925 года при Нижегородской организации радиолюбителей создается единственная в стране секция коротковолновиков.

В 1926 году Совет Народных Комиссаров СССР своим постановлением разрешает иметь радиостанции в частном пользовании. И первым в стране право на установку получает Федор Лбов.

Жизнь после сеансов славы

Когда в Советском Союзе были узаконены позывные, Ф. А. Лбов выходил в эфире с позывными 01RA до середины 1927 года. Затем ему была поручена радиофикация Нижнего Новгорода, и новые обязанности так загрузили его, что больше работать на коротких волнах не пришлось.

Федор Алексеевич прожил большую интересную и трудную жизнь. Не миновали его репрессии 1930-х годов. Основание — связи с зарубежными коллегами по радиоделу. Лбов был арестован и сослан. А потом, как многие другие, реабилитирован. Работал в Горьком в Управлении связи, вел большую работу по пропаганде достижений отечественной радиотехники, получил звание почетного радиста, стал почетным членом общества имени А. С. Попова.

В 1967 году к 50-летию Октябрьской революции на Горьковской студии телевидения сняли телефильм «Радио революции» о создании Нижегородской радиолаборатории. Рассказ об этом примечательном событии вел в кадре Федор Алексеевич Лбов. Фильм получил заслуженное признание, и каждый год, начиная с 1968, в День радио ровно в полдень этот фильм демонстрировало Центральное телевидение.

А в 1976 году 5 мая Федор Алексеевич Лбов умер. И похороны его пришлись на День радио. Когда 7 мая в 12 часов дня гроб с телом первого в СССР радиолюбителя опускали в могилу, на всех телеэкранах страны он, улыбающийся, в очередной раз рассказывал о том, как начиналась в стране всеобщая радиофикация.

Подготовила Марина Сереева
Источники: radionic.ru, ci-bi.com, http://radiolamp.net/

  • 047 (992) 24.06.2015

Свежий номер

Свежий номер

085 (1249) 18.10.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru