День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Как нижегородский мещанин стал французском генералом. Часть 2

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/znaj-nashikh/kak-nizhegorodskij-meshchanin-stal-frantsuzskom-generalom-chast-2#sigProGalleria267e7dd44d
joomlamodniyportal.ru

Генерал французской армии, кавалер пятидесяти правительственных наград, друг президента де Голля, дипломат, полиглот, а еще крестник Максима Горького и старший брат Якова Свердлова — это все о нем, о Зиновии Пешкове. Его жизнь была похожа на авантюрный роман вперемешку с героической сагой, на миф и сказку — военные приключения, тайные миссии, игра на сцене и путешествия, любовь и дружба прекрасных женщин… Впрочем, ничего в его жизни не было легко. Он жил на преодоление, не благодаря, а скорее вопреки, но при этом жил так, что со стороны казалось, будто все ему дается легко. Если бы у нынешних юношей возникла потребность найти, «делать бы жизнь с кого», возможно, Зиновий Пешков был бы неплохим образцом для подражания. 16 октября исполнилось 130 лет со дня его рождения.

(Продолжение. Начало в № 90.)

От Колчака до Красного Креста

Пешков еще не раз и не два вернется в большевистскую Россию, и в один из приездов он отправит телеграмму своему родному младшему брату Якову Свердлову, с которым у него с самого детства были. мягко сказать, натянутые отношения. Вот текст этой телеграммы: «Яшка, когда мы возьмем Москву, то первым повесим Ленина, а вторым — тебя за то, что вы сделали с Россией!»

В это время Зиновий представляет французскую разведку при генерале Жанене, возглавлявшем миссию союзных войск при адмирале Колчаке. А Яков примерно в то же время санкционирует расстрел царской семьи из-за наступления колчаковских войск на Екатеринбург.

Кстати, есть данные о том, что Зиновий Пешков сопровождал в Европу следователя Н. А. Соколова с материалами следствия по убийству царской семьи в Екатеринбурге. Причем, если судить по сообщениям русской эмигрантской печати, часть вещественных доказательств из материалов следствия так и осталась у него «на хранении».

Несмотря на свои антибольшевистские настроения, в 1921 году Пешков становится общественным секретарь Международной комиссии помощи голодающим в России. Он развивает бурную деятельность в помощь русским детям. Благодаря своим связям он привлек к этой деятельности девять правительств и семь национальных Красных Крестов.

В Марокко

С 1922 до 1938 года с небольшими перерывами Зиновий служит Франции в Иностранном легионе в Марокко. И служит замечательно, несмотря на то что после тяжелого ранения, полученного еще во время Первой мировой войны, ему ампутировали руку.

О его жизни и службе в это время узнаем из разных источников. Так, М. А. Михайлов в августе 1922 года писал Максиму Горькому: «Что касается Зиновия, то он находится сейчас в Марокко и организует культурно-просветительскую работу среди подчиненных…» Из письма А. В. Амфитеатрова узнаем: «Он уже в Марокко, комендантом крепостного округа на Среднем Атласе (Казбах-Тадла)».

В 1924 году, после двухлетней марокканской кампании, легионеры провели некоторое время на отдыхе в относительно спокойной восточной части Алжира. «Зиновий в Африке, в Нумидии, командует ротой. Прислал оттуда интересные открытки. Неуемный парень», — сообщает Горький бывшей жене Екатерине Павловне Пешковой. А 3 июня 1925 года Горький пишет уже Зиновию Пешкову в Марокко: «Дорогой мой! Ты снова воюешь? Когда я думаю об этой войне, я беспокоюсь о тебе…» Тогда же, в 1925 году, М. Горький пишет одному из адресатов: «…Зиновий ранен в ногу, лежит в госпитале в Рабате».

Позже сам Зиновий Пешков так будет описывать свою жизнь того периода: «Летом 1925 года я находился в военном госпитале в Рабате, где ждал заживления раны на левой ноге, полученной в боях с рифами (Эр-Рифа — государство, созданное в 1921 году восставшими против марокканского султана и европейских колонизаторов жителями горной области на севере Марокко. В 1921–1925 годах против рифов воевали Испания и Франция.) У меня было достаточно времени, чтобы обдумать и восстановить в памяти годы службы в Марокко, в Иностранном легионе. Я почувствовал себя обязанным людям, судьбу которых разделял в течение нескольких лет и ряды которых только что покинул. Мне следует воздать должное неизвестному величию этих людей, по случаю ставших солдатами, этим кочующим труженикам, которые под солнцем Африки выполняют множественные и трудные задачи. Они могли бы сказать о себе, как солдаты Рима: “Мы идем, и дороги следуют за нами”. В интервалах между боями, там, где едва намечались тропинки, они прокладывают дороги, которые открывают аборигенам их собственную страну. Всегда воины, но и по очереди саперы, землекопы, каменщики, плотники. Они — пионеры, работа и жертвы которых позволяют другим людям жить счастливо и мирно в этих отдаленных местах. Это под защитой постов, сооруженных ими, под защитой постов, неустанно бодрствующих, цивилизуется Марокко».

Книга о легионерах

Впечатления, наблюдения, переживания и личный опыт службы в Марокко Зиновий Пешков выразит в своей книге об Иностранном легионе. Первое издание этой книги появилось в 1926 году в США на английском языке под названием «Звуки горна. Жизнь в Иностранном легионе».

Французское издание книги выходит годом позже с несколько иным названием: «Иностранный легион в Марокко». В предисловии, написанном Андре Моруа, говорится: «Все цивилизации имеют своих изгоев. Достоевский их называл униженными и оскорбленными. Например, русские, не принявшие большевиков, немцы, которые не могут переносить свою муштру, бельгийцы и швейцарцы, жертвы какой-нибудь личной драмы. Для всех этих людей дисциплина Иностранного легиона не оскорбительна. Автор — один из тех командиров, которые знают и умеют поднимать униженных и оскорбленных, приобщая их той задаче, которую Иностранный легион унаследовал от Римского легиона, — задаче служения цивилизации. Везде, где проходят легионеры, прокладываются дороги, возводятся дома. Здесь европейцы выполняют свою задачу обучения современной технике. Посетив Марокко с промежутком три года, я не узнал город, так он изменился к лучшему. По качеству строительства дорог, фабрик, зданий, по гигиене он превосходит Европу».

Многие стороны жизни легионеров раскрываются в книге Пешкова. Там описываются чаепития в городе, пьянки, которые устраивали солдаты в дни получения жалованья. Упоминается также христианское кладбище возле города Марракеш в центральном регионе Марокко, где хоронили сослуживцев, в том числе и соотечественников. Здесь, кстати похоронен один из сыновей Льва Толстого — Михаил Львович. Один итальянец-каменщик сделал для погибших кресты из местного горного мрамора.

Книга Пешкова о легионерах в Марокко получила достаточную по тому времени популярность. Впоследствии по мотивам этого произведения в Голливуде был создан фильм по сценарию и с участием Пешкова. Съемки картины проводились в Северной Африке.

Взял в заложники командира

В 1938 году Пешков достигает предельного возраста службы и ждет своего увольнения. Однако командование Иностранного легиона принимает решение, о том, что срок его службы продлевается до 1940 года. А 3 сентября 1939 года Франция объявляет войну Германии. Пешков участвует в боях Иностранного легиона против гитлеровцев на территории Марокко.

Однако в его родном полку буйным цветом цветут профашистские настроения. Его командиром был близкий приятель коллаборациониста маршала Петэна, преклонявшегося перед Гитлером. Сносить молча профашистские настроения начальника Зиновий Пешков, естественно, не мог. Дело кончилось тем, что он был приговорен военным трибуналом к расстрелу.

Накануне исполнения приговора, разговорившись с часовым, Зиновий предложил обменять золотые часы с гравировкой «Сыну Зине Пешкову от отца Максима Горького» на гранату. Часовой согласился. На следующее утро Зиновия вывели на расстрел. Он прижал своей единственной рукой гранату к груди, а зубами выдернул чеку. Взяв в заложники командира, Пешков приказал отвезти его в машине в аэропорт, а там, угрожая той же гранатой, велел пилоту взять курс на Гибралтар, где находился Комитет национального спасения — правительство Франции в изгнании. Там он потребовал, чтобы его немедленно провели к де Голлю. Трогательную встречу давних друзей нетрудно себе представить.

В 1940 году Пешков эмигрировал в Лондон. Прилетев в Лондон 17 июня 1940 года, Шарль де Голль призвал каждого француза, где бы он ни находился, присоединиться к борьбе за свободу Франции.

Зиновий Пешков вступил в движение «Свободная Франция». В это же время Пешков познакомил Шарля де Голля со своим давним другом Вики Оболенской, которая стала активнейшей участницей, а потом и героиней французского антифашистского Сопротивления.

Ее мужество, ее смерть так потрясли Зиновия Пешкова, что впоследствии он завещал, чтобы его похоронили рядом с этой женщиной.

(Продолжение следует.)

Подготовила Марина Сергеева
Источники информации и фото: www.zenon74.ru, shkolazhizni.ru, foto-history.livejournal.com

  • 92 (932) 19.11.2014

Свежий номер

Свежий номер

085 (1249) 18.10.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru