День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Каждый ребенок имеет право на жизнь: помогут ли Нижнему беби-боксы?

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/obsudim/kazhdyj-rebenok-imeet-pravo-na-zhizn-pomogut-li-nizhnemu-bebi-boksy#sigProGalleriad96c7d7a95
joomlamodniyportal.ru

8 сентября 2015 года около 8 часов утра в Автозаводском районе на улице Проезжей около мусорного бака одна из местных жительниц, выносившая мусор, нашла красивое дорогое одеяло. Решив посмотреть, почему его выкинули, она обнаружила там мертвого новорожденного ребенка. В Следственном управлении по Нижегородской области, где расследуют данный факт, сообщили, что мальчик прожил всего несколько часов, затем его убили.

И это не единственная подобная находка в этом году. В июле мертвую новорожденную девочку нашли в мусорном контейнере в Ленинском районе. Медицинская экспертиза установила, что ребенок родился живым и здоровым, а потом его задушили. Всего же по России за 2014 год убито 144 младенца.

Между тем, чтобы подобная печальная статистика была сведена к минимуму, в 14 регионах России установили специальные приемники для «ненужных» детей — так называемые беби-боксы. Нужно ли узаконить беби-боксы и ставить их по всей стране, обсуждали в Совете Федерации в Москве, в Общественных палатах регионов. Внесен законопроект о беби-боксах и в Государственную думу РФ.

Что представляют собой беби-боксы? И нужны ли они нам? Обсудим.

Комфортное место для подкидыша

Беби-боксы называют по-разному: окна жизни, ящики для подкидышей. В современном виде они представляют собой специально оборудованное место, куда женщина может анонимно положить нежеланного для нее младенца.

В беби-боксе всегда поддерживается комфортная для малыша температура, влажность, есть вентиляция. Внутри располагается видеокамера, которая фиксирует, есть там ребенок или нет.

Если открыть «окно жизни» снаружи и положить малыша, дверца в течение минуты закроется, и снаружи ее уже невозможно открыть. После этого на пульт дежурной медицинской сестры лечебного учреждения, где располагается беби-бокс, поступает звонок, по которому она и узнает, что нужно забрать ребенка.

Снаружи около беби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны, поэтому родившая малыша женщина может не опасаться, что ее остановят или найдут. Уголовного преследования за оставление в беби-боксах детей тоже не предусмотрено, если, конечно, на теле ребенка нет повреждений.

За 4 года спасено больше 30 детей

Первые в современной России беби-боксы были установлены в пяти городах Краснодарского края осенью 2011 года. Столько же времени функционируют окна жизни и в Перми. Побудительным мотивом для их установки стало большое число трупов новорожденных, найденных в мусорных баках.

С ноября 2011 года три беби-бокса в Пермском крае приняли пять новорожденных детей. И в регионе снизилось число преступлений по статье 106 Уголовного кодекса России «Убийство матерью новорожденного ребенка»: в 2010–2011 годах их было 9, а в 2012–2013 годах — 4.

В подмосковных Люберцах за два года в окно жизни при центральной районной больнице положили 15 младенцев. А в пяти беби-боксах Красноярского края за два года оставлено еще 15 новорожденных.

На данный момент, по информации Общественной палаты России, окна жизни действуют в 14 регионах страны. За это время спасено больше 30 младенцев, пять из них возвращены родителям после проведения ДНК-процедуры. Остальные нашли свои новые семьи.

Пермский опыт

Руководитель пермского благотворительного фонда «Колыбель надежды» Елена Котова охотно делится опытом работы беби-боксов и продвигает их по всей стране:

— В нашем беби-боксе развешены номера телефонов православных священников и представителей разных конфессий, психологической, экстренной круглосуточной помощи, даже лично мой телефон указан. Прежде всего мы ориентируем женщину на то, чтобы она отказалась от шага, делающего ее ребенка сиротой. Мы делаем все для того, чтобы женщина поняла, что в этом мире она не одна. То, что ей сейчас может казаться очень страшным, некоторое время спустя будет выглядеть иначе. Но если никто не помог, и она не справилась с ситуацией, то она может пойти в беби-бокс. Потому что из него она может, при желании, вернуть себе ребенка после ДНК-идентификации, а из мусорного ящика она его уже не вернет.

Елена Котова отмечает, что младенцев в беби-бокс, как правило, приносят женщины, у которых уже есть дети, и они понимают, что еще одного им не прокормить.

— Чаще всего такая женщина боится, что все останутся в нищете, и тогда у нее отнимут и других детей. Из-за социальных условий, из-за незащищенности женщины идут на ужасные шаги, — говорит Елена Котова. — Допустим, пришла женщина на позднем сроке с мотивацией к аборту в больницу. Там ей сказали, что срок большой, и отказались делать операцию. Она ушла, про нее все забыли. Почему ни у кого не срабатывает мысль о том, что эта женщина может по-другому, страшным образом, избавиться от нежелательного младенца. А убила бы она этого ребенка, если бы знала, что его можно анонимно отдать в беби-бокс? В этом случае беби-боксы и впрямь становятся окнами жизни.

При этом Елена Котова считает, что самый главный результат работы беби-боксов — это когда они пусты. Она подчеркивает, что беби-бокс не решает задачу под лозунгом «Давайте забирать детей»:

— Это совсем не так. С беби-боксом у женщины есть выход. А когда начинается осуждение матерей, которые отказываются от своих детей, это загоняет их в угол. Осуждать можно бесконечно, но лучше предложить конкретную помощь, если оставить ребенка в семье не получилось.

Подкидыши были во все времена

Проблема «нежеланных» детей существовала во все времена. Например, в Древнем Риме если отец не желал признавать ребенка, то он оставлял его в публичном месте, где ребенок умирал от голода или был обречен на жизнь в рабстве у того, кто пожелал забрать его.

Осознание, что необходимо защищать жизнь оставленных новорожденных, появилось только в эпоху утверждения христианства. Христианская церковь решительно выступила на защиту брошенных детей. Так, римский император Константин Великий, желая «воспрепятствовать отцам делаться убийцами», объявил, что государственная казна принимает на свой счет содержание детей, родители которых не могут воспитывать их у себя. Однако подобная мера оказалась казне не по силам, и вскоре император Константин вынужден был отказаться от своей программы.

Но с IV столетия у церквей стали устраивать чаши, куда могли класть младенцев, которых священники отдавали на воспитание частным лицам. Тогда же стали возникать и специальные заведения для воспитания брошенных детей. Один из первых приютов для подкидышей, где их вскармливали кормилицы и содержали до 8-летнего возраста, появился в 787 году. В следующие три столетия возникло только три подобных приюта. А в XII и XIII веках, главным образом стараниями монашеских орденов, число приютов в Италии и Франции увеличилось. Все эти учреждения имели своей задачей сохранение жизни подкидышей, которым грозила неминуемая гибель.

Подкидывание младенцев облегчилось, когда папа Иннокентий IIIустроил в 1198 году в больнице Святого Духа колыбельку, в которую можно было незаметно положить ребенка. По преданию, это произошло из-за того, что он поразился, как часто находят тела мертвых новорожденных в сетях тиберийских рыбаков. Эта колыбелька под тяжестью малыша поворачивалась на шарнирах внутрь дома, и таким образом сохранялась полная анонимность человека, который принес подкидыша.

Страны, стремившиеся к увеличению населения, старались сохранить жизнь брошенных детей, полагая, что в будущем они могут быть полезны государству. В 1414 году колыбелька на шарнирах была введена во Флоренции, затем в Милане, а в 1504 годуво Франции.

В России тоже существовали сиротские дома. К примеру, патриарх Никон, живший в XVII веке, устроил в Новгороде дом для сирот. В 1715 году Петр I приказал в Москве и в других городах около церковных оград устроить госпитали, в Москве каменные, а в других городах деревянные. Он объявил указ, «чтобы зазорных (незаконнорожденных) младенцев в непристойные места не отметывали, но приносили бы к вышеозначенным гошпиталям и клали тайно в окно через какое закрытие, дабы приносимых лиц не было видно».

В Нижнем Новгороде также существовал приют, где проживали нуждающиеся вдовы с детьми, сироты и подкидыши. Это здание до сих пор располагается в центре площади Лядова, все мы знаем его как Вдовий дом. До революции 1917 года там находилась небольшая комната с выходом во двор, посреди которой на веревке висела люлька-зыбка, спущенная из люка второго этажа. В этой люльке оставляли подкидышей, причем об их матерях не было известно ничего. Если ребенок был крещен, то при нем оставляли записку с указанием даты рождения, имени и времени крещения. Если же служители Вдовьего дома записки не обнаруживали, то они крестили ребенка и давали ему имя на свое усмотрение.

Спонсировал это благотворительное заведение известный купец и промышленник Николай Александрович Бугров и его родственники братья Блиновы. Позже значительные суммы на содержание Вдовьего дома завещал Иван Михайлович Рукавишников.

Аргументы «за» и «против»

На первый взгляд кажется, что безнаказанно и анонимно оставить ребенка женщина может в торговом центре или в церкви. Однако, оставь она в магазине, где много видеокамер, ее без труда найдут и задержат. А в церковь такая женщина вряд ли пойдет: боится она священника, знает, что не сможет ему противостоять.

Каждый ребенок имеет право на жизнь, поэтому именно профилактику убийств малолетних детей считают главной целью сторонники нынешних беби-боксов. Так, по мнению Следственного комитета России, распространенность и «шаговая» доступность беби-боксов позволит значительно сократить число убийств детей или оставления их в опасности.

— Немало случаев, когда детей оставляли у порога больницы, в подъездах домов с надеждой на то, что их обнаружат и спасут. Однако бывало, что детей находили слишком поздно, — говорят в Следственном комитете России. — Для родителей, желающих избавиться от ребенка, реальным стимулом оставить его именно в беби-боксе является возможность сделать это в любое время, быстро, анонимно (в отличие от родильного дома, дома малютки, других подобных социальных учреждений) и при этом избежать уголовной ответственности. К тому же для родителей не исключается возможность вернуть ребенка, доказав путем ДНК-анализа свои права на него. Так, в Краснодарском крае 4 из 13 оставленных в беби-боксах младенцев возвратились к своим биологическим родителям.

Актуальной проблемой называют создание беби-боксов и в следственных органах Нижегородской области:

— По нашему мнению, создание беби-боксов не будет нарушать права ребенка, а наоборот, будет являться возможностью спасения человеческой жизни.

В то же время категорически против беби-боксов выступаетуполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. По его мнению, установка беби-боксов противоречит российскому законодательству, потому что ребенок оставляется анонимно.

— Каждый ребенок имеет право знать о своей матери, отце, это должно быть оформлено юридически, эти процедуры существуют и их нельзя нарушать, — считает детский омбудсмен.

Более того, по его словам, родителей, которые оставляют своих детей в беби-боксах, необходимо привлекать к уголовной ответственности за оставление ребенка в опасности.

— Если ребенка положить на порог, то это сразу 125-я статья УК. А если в ящик бросают, у которого нет стандарта, и ребенок может просто задохнуться, должна быть та же статья,— говорит Астахов.

Он констатирует, что в России нет ГОСТов, согласно которым должны производиться и обустраиваться беби-боксы, так как это оборудование не относится к категории медицинских товаров. Соответственно, по его мнению, сама идея такого бокса как инструмента для спасения брошенного младенца весьма сомнительна.

— Бороться с отказами от детей нужно с помощью социальной поддержки неблагополучных семей, — утверждает Астахов.

Так же считают и в министерстве здравоохранения Нижегородской области. По их словам, для того, чтобы работать с женщинами «группы риска», созданы такие межведомственные учреждения, как социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Ласточка» и областной центр социальной помощи семье и детям «Журавушка». Роддома и женские консультации отправляют к психологам центра будущих и состоявшихся мамочек, которым нужна помощь. Психологическую, юридическую, а также помощь вещами может оказать центр помощи семье и детям «Быть мамой», созданный Нижегородской епархией при поддержке правительства региона. В стационаре центра 11 мест, где мамы с детьми могли бы временно пожить.

У жизни свои резоны

Между тем, как отмечают нижегородские следователи, женщина, которая убивает после рождения своего ребенка, как правило, во время беременности не встает на учет и не наблюдается у врача. Порой о ее беременности не знают родные и близкие. Соответственно, ни роддом, ни врач женской консультации не сможет направить ее к психологу.

Более того, как рассказала член комиссии по вопросам социальной политики и социальной защиты населения Общественной палаты Нижегородской области, директор Арзамасского медицинского колледжа Галина Трофимова, которая участвовала в обсуждении беби-боксов в Совете Федерации России, есть определенная часть молодежи, допускающей в крайнем случае убийство детей.

— Во время опроса они говорят, что они не могут с ребенком домой прийти, сказать о ребенке знакомым, потому что будут предметом обсуждения и осуждения. А куда с ребенком идти, они не знают. Поэтому считают, что будет лучше, если ребенок умрет только родившись, — объясняет Галина Трофимова.

Действительно, по словам следователей, во время расследования уголовных дел по убийству младенцев они выясняют причины нежелания женщин воспитывать новорожденного ребенка. На этот вопрос большинство из них отвечает, что боятся осуждения родителями и у них нет средств к существованию. Таким образом, они заранее планируют избавиться от малыша и не хотят, чтобы им помешали.

— Вот ради этих молодых людей и их детей нужно хотя бы один беби-бокс поставить. А как организовать, пусть юристы подскажут, — убеждена Галина Трофимова.

Есть мнение, что создание условий для анонимного отказа от ребенка лишает органы соцзащиты возможности оказать необходимую помощь женщине, оставляющей ребенка в беби-боксе. Но что для общества важнее: спасти ребенка или попытаться перевоспитать мамашу? И надо ли ей, чтобы ее перевоспитывали? Хочет ли она этого сама? А если не хочет, что тогда? Она все равно будет рожать, а затем избавляться от детей. Стерилизация женщины является только добровольной процедурой. И женщина, готовая убить своего ребенка, вряд ли на нее пойдет.

Чтобы мать не стала убийцей…

Доктору психологических наук по редкой специальности «юридическая психология», профессору кафедры уголовного права и уголовного процесса ННГУ им. Н. И. Лобачевского, которая является научным консультантом Следственного управления следственного комитета России по Нижегородской области, Екатерине Викторовне Васкэ в ходе расследования уголовных дел и оказания помощи потерпевшим приходится сталкиваться с не самыми хорошими мамами на свете. Она считает, что чаще встречаются два типа женщин, которые могут пойти на этот шаг, чтобы избавиться от новорожденного. Первый тип – это женщина, которая оказалась один на один со сложной жизненной ситуацией без помощи и поддержки извне. И если на ее решение избавиться от ребенка повлияли случайные внешние обстоятельства, то она на 99,9% отнесет ребенка в беби-бокс.

Второй тип – женщина психологически, мягко говоря, незрелая. Такая мама к лишению жизни собственного ребенка относится как к избавлению себя от «чего-то», а не «кого-то», не считая это убийством. Она не воспринимает новорожденного как живого человечка, считая его, в лучшем случае «плодом», говоря, что вовремя не успела сделать аборт. Маленький живой комочек для нее не имеет большой ценности. Такая мама может и не донести своего новорожденного малыша до окна жизни, а оставить на помойке или закопать в лесу.

Однако и у нее, если будет куда анонимно положить ребенка, сработает инстинкт самосохранения. Ведь если положить в беби-бокс, то искать не будут, уголовное дело не возбудят. О себе-то любимой такие женщины очень заботятся.

Екатерина Васкэ однозначно выступает за беби-боксы. Хотя бы потому, что в этом случае ребенок останется жив.

— Конечно, надо создавать условия, когда ни одна мать не откажется от своего ребенка, — говорит она. — Но это идеальное общество, которого не существует в природе. Наряду с пропагандой бэби-боксов надо увеличить пропаганду здорового образа жизни, материнства и детства, помощь матерям-одиночкам. Надо воспитывать детей, учить их быть родителями. Но делать это надо параллельно с беби-боксами. В этом случае, процент женщин – убийц своих детей, должен значительно снизиться.

Дети должны жить в любви и заботе

Учитывать, по мнению Екатерины Васкэ, нужно и то, что если женщина пьет и не работает, она может и не отказаться от малыша, «воспитывать» его.

Но, это такая «забота» матерей, в результате которой дети порой ходят голодные и холодные, а главное, очень часто становятся жертвами сексуального насилия. Иногда случайными, когда мама приводит в дом самых разных мужчин. А бывает, что такая мать сама отдает детей для сексуальных утех за спиртное. В практике Екатерины Викторовны был случай, когда 5-летнюю девочку мама отдавала на вокзал за бутылку красного вина. Похожий случай был с девочкой, которой было 3,5 года. В одном из районов Нижегородской области с 73-летним дедушкой около полутора лет жила 9-летняя девочка, у которой и мама, и бабушка были пьяницами.

Преступлений против половой неприкосновенности малолетних детей, к сожалению, очень много, говорит Екатерина Васкэ, которая по роду своей профессиональной деятельности работает по таким делам и в других регионах страны. Разумеется, психика ребенка при таком «воспитании», мягко говоря, ломается.

Между тем что ребенку лучше? Жить с такими родными, которые хоть и не отказались от него в младенчестве, не убили сразу после рождения, но с малых лет подвергают его физической и психологической опасности, или все же, оказавшись в беби-боксе, потом попасть в хорошую, пусть и не родную семью, где его будут любить и заботиться?

К тому же сейчас в России очень многие семейные пары стоят в очереди на усыновление новорожденных.

Беби-боксы защищают новорожденных. И я не вижу ни одного минуса в их установке. Но система должна быть тщательно продуманна и организована, — отмечает Екатерина Васкэ. — Уверена, что правильная установка бэби-боксов не спровоцирует рост отказных детей. Сейчас не все преступления раскрываются. Сколько детей исчезает и их убивают, об этом никто не знает. Считаю, что бэби-боксы как раз покажут ситуацию, близкую к реальной. Количество же детей, которым сохранили жизнь, увеличится.

Подготовила Светлана Муратова
Фото из интернета

  • 073 (1018) 16.09.2015

Свежий номер

Свежий номер

091 (1255) 08.11.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru