День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

«Взбесившийся Чацкий»

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/nizhegorodskie-otkrytiya/vzbesivshijsya-chatskij#sigProGalleria9a11562af5
joomlamodniyportal.ru

Авантюрный роман длиною в жизнь

200 лет назад родился классик отечественной драматургии Александр Васильевич Сухово-Кобылин. Современники называли его «лютейшим» аристократом, «взбесившимся Чацким», европейским азиатом и «Гегелем кабацким». Ясно, что человеком он был незаурядным, сотканным из противоречий парадоксальных. Так кто же он, Сухово-Кобылин: повеса, светский лев и прожигатель жизни или аскетичный затворник – блестящий математик, переводчик, философ, драматург? Европейский азиат или азиатский европеец? И как через его судьбу проходит линия, соединившая Нижегородскую землю и Францию: Выксу и Лазурный берег?

У нас в гостях Татьяна Павловна Виноградова. С ней мы и попробуем в этом разобраться.

– Татьяна Павловна, кто же он, Сухово-Кобылин?

– Александр Васильевич Сухово-Кобылин – это имя вот уже полтора столетия не сходит с театральных афиш. А сегодня мы наблюдаем даже некий всплеск интереса к нему. Напомню, что С.-К. – автор знаменитой «Трилогии», это три пьесы: «Свадьба Кречинского», «Дело» и «Смерть Тарелкина». Три пьесы разного жанра. По определению самого автора, «Свадьба» – это комедия, «Дело» – драма, а «Смерть Тарелкина» – комедия-шуткамы бы сказали, что это трагическая буффонада). На первый взгляд кажется, что пьесы не связаны друг с другом. Но при внимательном прочтении понимаешь, что они едины. Все три образуют некую цельность, причем цельность, витиевато и глубинно сплетенную.

Говоря о трилогии, мне хотелось бы обратить внимание на то, что она не просто едина, она перекликается с судьбой самого автора. Можно даже сказать, что это некое фатальное преображение его судьбы… А судьба Сухово-Кобылина могла бы стать сюжетом для увлекательного, наполненного драматическими событиями и интригами романа, действие которого проходит не только в России, но и на европейском пространстве, и в частности на Лазурном берегу Франции (куда я и приехала вслед за Сухово-Кобылиным). И уж если мы задумали сравнить судьбу Сухово-Кобылина с романом, то надо быть готовым к тому, что роман этот длинный, как и сама его жизнь. Сухово-Кобылин прожил 86 лет – дольше всех русских классиков! Родился он в 1817 году, а умер в 1903-м. Детство совпало с тем временем, когда Россия залечивала раны нашествия Наполеона. Свои раны в буквальном смысле этого слова имела и семья Кобылиных: отец будущего драматурга Василий Александрович Сухово-Кобылин – полковник артиллерии, участник многих генеральных сражений с Наполеоном – был ранен в битвах при Аустерлице и под Лейпцигом.

Взрослел С.-К. в николаевскую эпоху. Декабристы – это при нем. Он был свидетелем коронации Александра II, которая проходила 17 августа 1856 года. Страсти по поводу Манифеста 19 февраля 1861 года не прошли мимо него. Он скорбел по поводу убийства царя-освободителя, который лично ему помог… Свою позитивную роль в его судьбе сыграл и император Александр III. Кстати, с ним С.-К. лично встречался. И коронация последнего российского царя, Николая II, – это тоже при нем.

– Подумать только, когда он родился, А. С. Пушкин был еще лицеистом, а на закате дней уже известным писателем был Горький, не так ли?

– Да, при нем развивалась вся русская классическая литература. В детстве он зачитывался Жуковским и Пушкиным, а Гоголя боготворил. Очень гордился тем, что общался с ним. Так сложилось, что С.-К. стал достойным продолжателем гоголевской линии в драматургии. Весьма символично, что свой шедевр – «Свадьбу Кречинского» – он начал писать в тот самый год – 1852-й, когда закончился жизненный путь творца «Ревизора» и «Женитьбы». А когда жизненный путь С.-К. подходил к концу, в самом начале XX века, он сблизился с Чеховым. Произошло это на Лазурном берегу, в Болье. Писатели познакомились в январе 1901 года.

Жизнь С.-К. была насыщенной и далеко не гладкой?

– Вся его жизнь была соткана из противоречий. И чего только в ней не было:

  •         лидерство в высшем свете и скромный труд увлеченного сельским хозяйством и предпринимательством помещика;
  •         страсть к театру органично сочеталась с профессиональным увлечением математикой и блистательными занятиями философией;
  •         надменность рафинированного аристократа и тонкая, ранимая душа….
  •         таинственная гибель возлюбленной-француженки, мрачное одиночество, угроза каторги…
  •         цензурные преследования, а затем шумный успех.

– Он действительно принадлежал к весьма знатному роду?

– Родился он в аристократической семье с глубокими корнями. Древний род Сухово-Кобылиных брал начало от сподвижника Ивана Калиты – боярина Андрея Кобылы, прародителя знатных российских родов, среди которых были и царствующие Романовы. По материнской линии род был не столь славен – с царями не роднился, но по-своему интересен. Мать С.-К., Мария Ивановна, в девичестве Шепелева, приходилась племянницей герою войны 1812 года Дмитрию Дмитриевичу Шепелеву – владельцу (после Ивана Родионовича Баташова) старейших в России Выксунских чугунолитейных заводов. Это родство и приведет в свое время семью Сухово-Кобылиных на Нижегородскую землю, в Выксу.

Мария Ивановна была женщиной яркой во всех отношениях: красавица, хозяйка известного в Москве салона, литературного и светского.

– Это была богатая аристократическая семья, и Александр получил блестящее домашнее образование, а каким он был студентом?

– Домашнее воспитание и образование он получил под руководством профессоров Московского университета. Поступил, во многом под влиянием А. Герцена (он был с ним и родстве), на физико-математическое отделение Московского университета. Там он получил «те основы научного образования, которые… составляют все истинное, то есть непреходящее, содержание… жизни» – это слова самого Сухово. Учился Александр блестяще. Быть во всем первым: и в спорте, и в учебе, и в литературе, и в науке и предпринимательстве – это его характерная черта. Ему, единственному на курсе, за глубокое математическое исследование «О равновесии гибкой линии с приложением к цепным мостам» была присуждена золотая медаль. Считаю нужным пояснить, что же такое – гибкая линия и цепные мосты. Это современные висячие мосты, расчет которых представляет собой сложную математическую задачу. Именно ее-то и решал юный будущий драматург Сухово.

Думается, что неслучайно в его студенческой работе появился мост. Метафора моста – особая, емкая, философская. Мост связывает два берега, связывает прошлое и будущее, соединяет страны, играя свою роль в диалоге культур… Мост в обобщенном смысле во многом определил судьбу Сухово-Кобылина. Не раз он сам о себе говорил – «Я стою на мосту…» или добавлял – «Я один стою на мосту…»

После окончания Московского университета С.-К. оказался в Европе. Углубленно изучал философию в университетах Гейдельберга и Берлина. Увлекался Гегелем, переводил его сочинения на русский язык. А  Париж привлекал его театральной жизнью.

– Именно там он и встретил свою роковую любовь?

– Да, там в его жизнь входит молодая француженка Луиза Симон-Деманш. Начало знакомству положила случайная встреча в ресторане одного из парижских отелей в 1841 году. В октябре следующего года Луиза по приглашению С.-К. приезжает в Москву. И остается рядом с ним. Он обустраивает ее быт, содержит ее, привязан к ней. Но мысль о женитьбе на Луизе никогда не приходит в его голову. Неравный брак – это не для него. В свое время его сестра Елизавета Васильевна собиралась выйти замуж за профессора Московского университета Надеждина, не дворянина, а разночинца, сына священника. В семье С.-К. был грандиозный скандал, Александр Васильевич был в ярости, он – страстный противник подобного брака.

– То, что ярый аристократ бывал в Берлине и Москве, Петербурге и Париже, это понятно, но при чем тут Выкса?

– Выкса – особая страница в истории семьи Сухово-Кобылиных. Важное место в жизни С.-К. занимает ТЕАТР. Театр органично вошел в его жизнь еще в детстве. То были домашние спектакли. Мощный театральный импульс С.-К. получил именно в Выксе. Василий Александрович Сухово-Кобылин, отец драматурга, с 1846 года на целых десять лет поселился в Выксе. Известный своей кристальной честностью и принципиальностью, он по рекомендации родственников был назначен правительственным опекуном над бывшими баташовскими чугунолитейными заводами в Выксе, разоренными при владении ими Д. Д. Шепелева. Отец взял себе в помощники сына, и Александр Васильевич стал часто и подолгу здесь бывать. Он душой привязался и к живописным местам, и к местному крепостному театру, который славился на всю Россию.

В огромном усадебном парке еще при Д. Шепелеве было построено роскошное каменное здание театра. Современники писали, что «даже в лучших из губернских городов не встречались подобные театры; декораций и костюмов было множество; зала для зрителей с ложами и партером отличалась изяществом; на театре давались не только драмы и комедии, но оперы и балеты; многочисленный оркестр сформирован был на славу; окрестные помещики толпой съезжались на театральные представления, так что иногда зала не могла вместить всех посетителей».

Летом в Выксе собиралась большая семья Сухово-Кобылиных. Три сестры Александра: старшая Елизавета, будущая графиня Салиас де Турнемир и известная впоследствии писательница Евгения Тур, красавица Евдокия, всеобщая любимица и муза Николая Огарева, и младшая Софья, окончившая Академию художеств и ставшая классной художницей.

Приезжали кузины, кузены, друзья. Все талантливы. И всех привлекал ТЕАТР. Ставили спектакли. Причем у каждого была своя роль. Александр обычно писал сценарии, и это стало для него привычным делом. Известно, что и «Свадьбу Кречинского» он писал здесь. В его дневнике находим такую запись: «1853. Генварь, февраль, март. На Выксе писал пьесу». Съездив осенью того же года по делам в Петербург, уже в середине января он возвратился в Выксу и 15 января 1854 года читал родным и близким «Кречинского». «Пиэсса читалась с успехом», – записал он в дневнике. И далее в дневнике: «1854. На Выксе писал Кречинского. Меня требует следственная комиссии. Я выехал в Москву. Начало следствия».

  – Что значит эта последняя запись?

  – Сухово-Кобылин был вызван следственной комиссией в Москвуон подозревался в убийстве своей возлюбленной Луизы Симон-Деманш. Ее изуродованное тело со следами жестокого насилия было обнаружено в снегу, у дороги, за Пресненской заставой, неподалеку от Ваганьковского кладбища, 9 (7) ноября 1850 года. По подозрению в убийстве были арестованы крепостные, ее обслуживавшие, а затем и сам С.-К. В связи с признанием слуг в убийстве С.-К. был освобожден. Позже подсудимые отказались от своих первоначальных показаний, дело об убийстве поступило в Сенат, началось новое расследование. 7 мая 1854 года С.-К. был подвергнут аресту.

Несмотря на энергичные хлопоты, на огромные денежные затраты (в обществе упорно говорили, что С.-К. дал взятку), дело тянулось в течение семи лет. С.-К. сполна испытал на себе всю тяжесть чиновничьего произвола и лихоимства – вот откуда он, источник драмы «Дело».

Прекратилось уголовное дело лишь в октябре 1857 года. Государственный совет большинством голосов принял окончательное решение по делу об убийстве Луизы Симон-Диманш:

  •   крепостные оправданы,
  •   С.-К. приговорен к церковному покаянию за прелюбодеяние.

Что же в действительности произошло? Кто убийца?

– Дело так и осталось нераскрытым. На эту тему много написано. На этот счет существуют полярные мнения. Но и сейчас полной ясности так и нет.

В жизни С.-К. кроме Луизы были и другие женщины. Он был не только умен, но и очень красив. Стройный, спортивный. Спорт занимал в его жизни особое место. Когда-то он вместе с молодым Львом Толстым посещал модный в то время гимнастический зал француза Пуаре и на всю жизнь приобрел привычку к гимнастическим упражнениям. Был он и прекрасным наездником. В 1843 году взял первый приз на «Джентльменских скачках», пришел первым, далеко опередив соперников. Тогда же художник-любитель изобразил его летящим на коне.

В него влюблялись, теряя голову, не думая о семье, о своей репутации, блестящие женщины. Любовные романы шли чередой. Пожалуй, самый страстный – с замужней московской аристократкой княгиней Надеждой Ивановной Нарышкиной (урожденной Кнорринг).

Похоже, что именно в тот день, когда была убита Луиза, Нарышкина сообщила Александру Васильевичу о том, что ждет от него ребенка.

В Париже, куда Надежда Ивановна уехала в том же 1850 году, уехала от сплетен, скандала, следствия и, пожалуй, главное, чтобы скрыть от общества, которому до всего есть дело, свою беременность… в Париже она родила дочь от Сухово-Кобылина. Девочке дали вымышленную фамилию – Вебер и назвали Луизой, именем убитой француженки. Видимо, таковым было желание С.-К. Ужасная смерть Луизы, сознание своей вины перед ней в корне перевернули жизнь С.-К. Только теперь он осознал, что любил ее.

– А как сложилась жизнь Н. И. Нарышкиной в Париже?

– Она и там покоряла мужчин. Рядом с ней оказался герцог Морни, кузен Наполеона III, а затем Александр Дюма-сын, который стал ее мужем. В апреле 1858 года С.-К. едет во Францию. Там он впервые встретился со своей дочерью Луизой. Восьмилетняя девочка, «сирота-воспитанница» Луиза Вебер. Он позже удочерит ее. В начале царствования Александра III С.-К. обратился к императору с просьбой разрешить ему удочерить Луизу Вебер. Разрешение было получено, и 8 апреля 1886 года С.-К. был приглашен на аудиенцию в Зимний дворец, где он выразил благодарность государю.

В замужестве Луиза стала графиней де Фальтан. У нее родилась дочь Жанна. Теперь вся нежность и любовь С.-К. обратились на внучку. Но счастье оказалось недолгим. Почти одновременно Луиза потеряла и мужа, и дочь. Отныне вся ее любовь принадлежала только отцу. Она наполнила его жизнь теплом и заботой. Последние годы своей жизни Сухово-Кобылин с Луизой постоянно жил во Франции, в Болье-сюр-Мер. В Россию приезжал очень редко. Он приобрел роскошную виллу, которую ласково назвал “ma maisonnette” – «мой домик».

– Похоже, слухи о его финансовом крахе к концу жизни были сильно преувеличены?

– Безусловно! Он был очень состоятельным человеком. Жизнь на вилле была размеренной. Луиза Александровна внимательно следила за отцом. Распорядок дня почти никогда не нарушался. Интеллектуальные занятия – С.-К. не давал мозгу угасать, – ежедневные занятия философией. Физические занятия – гимнастика и солнечные ванны. Он подолгу лежал раздетый у настежь распахнутого окна. Прием гостей, визиты, прогулки, чтение… И вегетарианский стол. «Я стал человеком с тех пор, как перестал есть мясо», – говорил Александр Васильевич.

Беседовал С. Н. Авдеев

(Продолжение разговора с Татьяной Павловной Виноградовой читайте в следующем номере.)

  • 082 (1246) 11.10.2017

Свежий номер

Свежий номер

091 (1255) 08.11.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru