День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Светлые и страшные вечера

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/kak-eto-bylo/svetlye-i-strashnye-vechera#sigProGalleria48161d15e5
joomlamodniyportal.ru

Всю эту неделю продолжаются святки. Начались они в ночь на Рождество – рождественский Сочельник словно подводит черту под прожитый год и открывает двухнедельные новогодние празднества. Длятся они до праздника Крещения Господня. Расскажем о нижегородских традициях этого веселого и таинственного времени.

Накануне Рождества

Святками называют период с 7 января (25 декабря по старому стилю) до 19 января (6 января по старому стилю). Из-за перехода с юлианского календаря на григорианский, случившегося в России после революции, теперь мы отмечаем один из главных христианских праздников через неделю после Нового года. Но немногим более 100 лет назад все было наоборот – сначала отмечалось Рождество Христово, и именно оно было главным зимним праздником.

Нижегородцы, как и большинство населения Российской империи, готовились именно к нему, а вовсе не к Новому году: соблюдали довольно строгий пост, продолжавшийся 40 дней15 (28) ноября по 24 декабря (6 января), к Сочельнику (вечер накануне Рождества) тщательно прибирали и украшали свои дома, меняли в комнатах текстиль (ковры, занавески, скатерти подбирали в белых и голубых тонах), из посудных шкафчиков доставали тарелки и чашки с голубым рисунком.

В рождественский Сочельник многие нижегородцы, соблюдая обычай, говели: не употребляли пищу до появления на небе первой звезды и за стол садились только вечером.

В домах более или менее состоятельных горожан, особенно там, где были дети, накануне Рождества ставили и наряжали елку. Интересно, что в ту пору елка обычно проводила в помещении всего лишь одну рождественскую ночь. Украшали дерево свечами, пряниками и конфетами, самодельными игрушками, грецкими орехами, завернутыми в золотую и серебряную бумагу, золочеными же шишками, подвешивали на ниточках фрукты. Чаще всего елку готовили взрослые: старались тайком принести ее в дом, развешивали украшения и раскладывали подарки за закрытыми дверями, и только затем звали к елке детей, приходивших в восторг от увиденного чуда. Съедобные украшения можно было снять и тут же, на празднике, съесть. На следующее утро елку, уже не такую нарядную, выносили на двор. Оставшиеся на ней угощения могла взять себе домашняя прислуга или городские бедняки.

«Пришла коляда – отворяйте ворота…»

Дети и подростки собирались группами (от 5 до 15 человек), ходили по домам колядовать и «славить» Христа, поздравляя соседей с праздником, собирая угощения и деньги. Количество «славильщиков» часто зависело от размеров и качества главного атрибута шествия – самодельной звезды, которую они сами же и мастерили из палочек, бумаги, ярких оберток от конфет, слюды и других подручных материалов. Эта звезда символизировала Вифлеемскую звезду, осветившую волхвам путь к месту рождения Христа. Как правило, если звезда была большой, затейливо и богато украшенной, то и шло с ней по домам большее количество ребят. Постучав в дверь, они спрашивали, можно ли прославить Христа. Получив положительный ответ, исполняли рождественский тропарь, затем декламировали поздравительные стишки, например, такие:

 

Ангел с небушка спустился,

Говорит: «Христос родился!»

Мы пришли его прославить,

И вас с праздничком поздравить!

Под конец произносились приговорки с просьбой о дарах:

 

Открывайте сундучок,

Подавайте пятачок!

Я наелся творогу,

Больше славить не могу.

Хозяева на прощание одаривали детей заранее приготовленными пирогами, конфетами, баранками, пряниками, печеньем. Подавали «славильщикам» и мелкие монеты – на собранные деньги ребята покупали себе что-нибудь съестное в магазине.

Настали святки! То-то радость…

Святки делились на две половины: с 25 декабря (7 января) до 1 (13) января шли так называемые «светлые» вечера», а далее до праздника Крещения Господня – «страшные», в которые «озоровали» и гадали больше всего.

Каждый из святочных дней, с которыми ассоциируются особые праздничные обряды и традиции, в народном сознании был связан с одним из 12 месяцев наступившего года. В этот период, согласно древним верованиям, формируются судьбы природы, общества и каждого человека на следующий годовой цикл, которому «старый» год уступает свои права. По мифологическим представлениям привычный нам мир каждый год словно заново выстраивается из хаоса, поэтому все устоявшиеся нормы жизни и поведения временно перестают действовать, грани между мирами стираются.

Этим ощущением объясняется временное снятие запрета на «бесчинства», осуждавшиеся в другое время: ряжение, гадание, прятанье чужих вещей, затыкание печных труб (тогда весь дым валил в комнату), ночной шум с целью напугать хозяев дома, заваливание дровами или снегом дверей, чтобы те не могли выйти, пока им не помогут, и тому подобное озорство. Все эти проделки воспринимались как некая ритуальная данность и не наказывались. Впрочем, приветствовали святочные забавы далеко не все. Интересен в этой связи сохранившийся документ XVII в. – «жалоба» нижегородских священников патриарху, в которой среди «затей бесовских», творимых нижегородцами на святки, упоминается ряженье: «И делают, государь, лубяные кобылки и туры, украшают полотны шелковыми ширинками и повешивают колокольцы на ту кобылку, а на лица свои полагают личины косматые и зверовидные и одежду таковую ж, а сзади себе утверждают хвосты, яко видимые бесы, <…> и сим, государь, образом не только по домам, но и по улицам града, по селам и по деревням ходят…»

Рядились на святках обычно взрослые, холостые парни и девушки на выданье, дети в этой забаве не участвовали. Образы святочного ряженья в Нижегородской губернии отличалась большим разнообразием. Например, рядились в стариков и старух, пастухов или нищенок, татар или цыган или просто надевали одежду, позаимствованную у людей противоположного пола. При этом лицо мазали так, чтобы невозможно было узнать человека и определить его пол. В руки брали соответствующие орудия труда, например парень – скалку, веретено или коромысло, девушка – топор, молоток, пилу.

Популярны были маски «боярина» или «боярыни» – использовали старинное платье, вышедшее из обычного употребления, хромовые сапоги, высокие меховые шапки. Дополнялся образ «макияжем» поярче.

Существовали маски животных, особенно часто наряжались в медведя или гуся. Ряженный медведем ходил в вывернутом мехом наружу тулупе, на руках – меховые рукавицы. Такого «медведя» нередко «водил» по дворам ряженый «цыган». «Медведь» ходил на четырех «лапах», грозно рычал, хулиганил. «Гусь» также надевал на себя вывороченную шубу, один из рукавов изображал клюв, которым он должен был клевать людей. Гусем обычно рядилась женщина. Иногда наряжались в «коня»: двое надевали попону, на которой углем рисовали лошадиную морду. Такого «коня» по улице водил «под уздцы» третий человек.

Страшной маской считался «покойник» – им рядили самого смелого, бесшабашного парня, так как многие отказывались, суеверно побаиваясь такой роли. Смельчак одевался во все белое, чтобы было похоже на саван, лицо ему мазали мукой, из картофелины вырезали большие зубы и вставляли в рот. С «покойником» ходили ряженые «поп» и «певчие», одетые в рогожу, устраивали шуточное отпевание, в конце которого покойник вскакивал, ловил и пугал девушек.

«Гадает ветреная младость»

Конечно, большинство гаданий было связано с самым актуальным вопросом для девушек брачного возраста – будущим замужеством. Но все же отразившееся в стихах Пушкина распространенноеубеждение, что гадали на святки только девушки на выданье, не совсем верно. Гадали о будущем урожае, о будущем благосостоянии, о переменах в жизни, о здоровье. Заглянуть в будущее и испытать судьбу не прочь были и замужние женщины, и пожилые люди, и парни. Пожалуй, только дети не допускались к участию в гаданиях.

Количество гадающихмогло быть разным. Обычно «всерьез» гадали по одному или небольшими группами, например по 5–6 подруг. Но некоторые виды гаданий мыслились скорее как развлечение на общих посиделках – тогда на забаву собирались компании по 15–20 человек.

В зависимости от того, кто гадал и в какой жизненной ситуации находился человек (девушка-невеста, замужняя женщина, вдова, старик или старуха, парень перед армией и т. д.), варьировалось значение одного и того же гадания.

Приведем в качестве примера несколько видов святочных гаданий, бытовавших в Нижегородской губернии. Многие из них вполне можно испробовать и в наши дни.

  • В девичьем гадании о суженом «ответ» может дать звезда: «В какой стороне в Святки звезда с неба упадет, с той стороны и жених сватать придет».
  • Желая увидеть жениха во сне, девушка клала на ночь под подушку гребешок или расческу со словами: «Суженый-ряженый, приди, голову мне причеши». После этого нужно было сразу ложиться спать, ни с кем более не говорить, с постели не вставать, глаза не открывать. При соблюдении перечисленных условий гадающая имела все шансы увидеть во сне того, за кого ей предстояло в будущем выйти замуж.
  • Распространенным видом гаданий являлось литье в холодную воду расплавленного воска, олова или свинца. Застывшую фигурку рассматривали, стараясь определить, на что она похожа, и исходя из этого предсказать, какие события ждут гадающего в течение наступившего года.
  • На противне или металлическом подносе поджигали скомканный лист бумаги. Пока он горел, рассматривали очертания тени, появлявшейся на печи или на стене, и в зависимости от того, на что она была похожа, пытались предсказывать будущее.
  • Популярным было гадание по книгам, преимущественно духовного содержания. Можно, подражая предкам, использовать Библию или Псалтирь, но произведения русских классиков тоже вполне подойдут. Желающий заглянуть в будущее мысленно формулирует вопрос и либо, открыв книгу на случайной странице, читает первые попавшиеся строчки либо загадывает номер страницы и строки, читает именно это место. Прочитанное толкуется как ответ на заданный вопрос.

Интересно, что отношение к святочным гаданиям и ряжению в народе было двойственным: с одной стороны, все веселились, с другой – существовало понимание, что заниматься этим грех. Церковь таких народных обычаев не одобряла. Поэтому те, кто на святках рядился или участвовал в гаданиях, старались на Крещение окунуться в прорубь («искупаться в Иордани»), чтобы смыть со своего тела и души греховный хаос святочных дней.

Подготовила Ольга Маркичева

Фото Алексея Манянина

  • 001 (1621) 13.01.2021

Дата публикации

« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Свежий номер

Свежий номер

004 (1626) 20.01.2021
Все видео


Партнеры


год2020 gosu

© 2021  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru