День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Как улица Малая Ямская чуть не стала Свободной

В декабре доктор исторических наук Федор Селезнев в рамках проекта «800+. Новый взгляд на старый Нижний» рассказал нижегородцам об интересном эпизоде из истории города в первой половине XX века – неудавшемся переименовании 75 нижегородских улиц после революции. Кто помог отстоять большинство старых названий?

Две улицы, одна площадь

– Каждая революция – это смена элит и культурных ориентиров общества, – начал лекцию Федор Селезнев. – Она всегда нацелена на то, чтобы сломать старый, плохой мир и построить новый и хороший. И самый простой способ – дать новые названия всему, что нас окружает, и прежде всего улицам и площадям.

Первым местом, переименованным в Нижнем Новгороде, стала главная площадь – Благовещенская, получившая название Советской. Произошло это в 1918 году. Следующее переименование случилось спустя довольно продолжительное время. 1 мая 1921 года Малая Покровская улица стала улицей Воробьева. Яков Зиновьевич Воробьев – первый председатель Нижегородской губернской чрезвычайной комиссии, первый нижегородский чекист. Именно на Малой Покровской находилась Нижегородская губчека, так что переименование неслучайно. Там же, на пересечении с Большой Покровской, размещались и все наследники этого органа, в том числе и сегодняшнее управление ФСБ. Что касается Якова Воробьева, то он руководил нижегородскими чекистами около года, потом был переброшен на один из фронтов Гражданской войны, где и погиб в 1919 году.

Если говорить о нижегородских большевиках, которые на тот момент получили всесоюзную известность, то в первую очередь это, конечно, Яков Михайлович Свердлов. Он родился в довольно обеспеченной семье, его отец был владельцем гравюрной мастерской, что находилась на Большой Покровской. Табличка, напоминающая нам об этом, до сих пор находится на доме, где сегодня размещается филиал художественно-архитектурного музея.

Он был одним из соратников Ленина и сыграл важную роль в событиях 1917 года. Его партийная деятельность была связана с Уралом, в честь чего Екатеринбург получил название Свердловск. После революции номинально он стал главой советского государства, возглавив Всероссийский центральный исполнительный комитет. Конечно, первым лицом тогда был Ленин, но и Свердлов был очень важной фигурой, человеком № 2 в партийной иерархии.

Конечно, нижегородские коммунисты гордились таким земляком, и в 1921 году перед ноябрьскими праздниками Большая Покровская была названа улицей Свердлова.

Как в повседневную жизнь входили эти названия? С большим трудом. Люди еще долго называли главную улицу Покровкой. И даже в обновлениях в газете «Нижегородская коммуна» еще два-три года фигурировало старое название. То же самое было и с другими улицами. Мне попался партийный документ 1930-х годов, где сказано, что большая часть переименованных улиц называется по-прежнему. Было решено повесить новые вывески, и постепенно новые названия вошли в обиход.

Отстали от Семенова

Итак, после революции прошло четыре года, а в Нижнем Новгороде переименовали всего две улицы и одну площадь. В то время как в Семенове на тот момент 15 улиц получили новые названия. Кстати, до сих пор они так и называются.

Некоторые общественные деятели заметили этот факт и, конечно, хотели увековечить имена других большевиков, чья жизнь была связана с нашим городом. Мне попалась заметка в «Нижегородской коммуне» за 1922 год.

Врач и видный общественный деятель Владимир Николаевич Золотницкий опубликовал статью о доме инженера Лемке на Канатной улице, где 10 лет жил писатель Владимир Короленко. Он был выслан за антимонархические взгляды в Нижний Новгород. Дом, где он жил, был центром притяжения для нижегородской интеллигенции. Золотницкий входил в этот круг и дом, поэтому он и предложил Канатную улицу назвать Короленко. Но эта инициатива не сразу получила воплощение.

Начали с казарм и заводов

В 1922 году отмечали пятилетие советской власти, и в разных городах советской России началась волна переименований. Новые названия получали не только улицы, но и предприятия и населенные пункты. В одной Москве было переименовано 477 улиц! Докатилась эта волна и до Нижнего. Я нашел протокол заседания бюро губернского комитета РКПБ, где обсуждалась подготовка к пятой годовщине Октябрьской революции и будущие переименования улиц и площадей. На заседании под председательством тогдашнего главы исполкома Нижегородского губернского и городского Советов рабочих и крестьянских депутатов Мушега Тер-Егиазаряна создается губернская комиссия по переименованию казарм, фабрик и заводов. После недолгих обсуждений Тобольские казармы стали Березинскими – в честь революционного деятеля Березина, а казармы 49-го стрелкового полка превратились в Красные казармы имени товарища Голубева – кто это, я еще не выяснил.

Сормовские заводы стали «Красным Сормовом», «Новая Этна» – «Красной Этной», завод «Фельзер и Ко» получил красивое название «Двигатель революции», а завод Тер-Акоповаон занимался нефтепереработкой и располагался на станции Варя – стал носить имя 26 бакинских комиссаров.

Бакинец — за исконные названия

Улицы тоже постепенно меняли свои названия. В 1922 году Новинская переименована в улицу доктора Долгополова, старшего врача Бабушкинской больницы в Канавине. То есть пока переименование каждой из улиц имело свою логику. Совсем другая ситуация возникает в 1923 году, когда к Международному женскому дню была предпринята попытка без всякой мотивации лишить исторических названий 75 улиц. Малую Ямскую предлагалось сделать Свободной, Петропавловскую – улицей Ленина, Провиантскую – Лассаля в честь немецкого социалиста. Благовещенская слобода (современная Черниговская) должна была стать Рабочей набережной, 3-я Ямская – улицей Герцена, Большая Печерская – Карла Либкнехта, Большая Ямская – улицей Троцкого, Мартыновская – улицей Маркса, а Софроновскую площадь (ныне Маркина) готовились назвать площадью 25 Октября. И так далее по списку. Почти все улицы и площади центра должны были сменить историческое название на политически правильное на тот момент. Подпись под этим списком я еще не расшифровал, но инициатива исходила от завсекцией наружного надзора коммунального отдела. То есть работник не самого высокого уровня предложил такие радикальные перемены.

Этот список обсудили, и в итоге Тер-Егиазарян наложил резолюцию: «В целом отказать». Некоторые места, вроде Жандармского переулка, безусловно, переименовать. Но присваивать улицам имена тех, кто связан с Нижним Новгородом: Горький, Короленко и т. д. Вот такая здравая и зрелая позиция была у человека, который родился и вырос в Баку и к Нижнему Новгороду отношения не имел.

Краеведы встали на защиту

В той же резолюции Тер-Егиазарян пишет: «Привлечь Илларионова». Возможно, именно Владимир Трофимович Илларионов, уполномоченный Истпарта по Нижегородской губернии, и внушил ему эти здравые мысли. Он известен как нижегородский архивист и крупный деятель сферы образования. В 1922 году ему было около 20 лет. Истпарт – структура, которая должна была собирать воспоминания старых большевиков. Кроме того, он являлся членом Нижегородской археолого-этнологической комиссии – наследницы Нижегородской губернской ученой архивной комиссии (НГУАК), благодаря которой сохранились множество ценных документов. А возглавлял эту комиссию Александр Яковлевич Садовский. Именно он и стоял за теми общественными инициативами, которые на тот момент позволили сохранить исторические названия нижегородских улиц. Он собрал комиссию, на которой нижегородские краеведы нашли убедительные доводы в пользу старинных названий.

Садовский рекомендовал оставить старые наименования улицам Ильинской, Рождественской, Мироносицкой, так как они связаны с давней стариной Нижнего, Полевую – так как некогда она пролегала по границе городского поселения, Ямские, названные так в честь слободы, населенной ямщиками, а Ивановский съезд, Печерскую и Осыпную улицы – как встречающиеся в нижегородских летописях. Наконец, он считал желательным оставить без переименования Ошарскую площадь, Ковалихинскую улицу, Зеленский съезд и Лыкову дамбу. Зеленский съезд, по его мнению, получил название от бывшего в старину зелейного, то есть порохового, завода, который стоял в овраге на месте съезда. Ковалихинская – улица, выстроенная по берегам речки Ковалихи.
Кстати, Ошарская улица, по-моему, одна из немногих, которая не пострадала от переименования в советское время. Свое название она получила от кабака, в котором подвыпивших посетителей ошаривали, то есть грабили.

Садовский приводил сильные аргументы, рассказывая, как и почему назвали ту или иную улицу. И его записка легла в основу решения, принятого Тер-Егиазаряном. Переименование большинства из 75 улиц посчитали бесполезным. Из всего перечня переименование затронуло только Жандармские переулки, Монастырскую, Мартыновскую, где жил Горький, и Канатную, где жил Короленко. Так в 1923 году краеведам при поддержке адекватной власти удалось отстоять большинство исторических названий улиц.

Потом Тер-Егиазаряна из Нижнего Новгорода перевели, пришли новые руководители, и потихоньку названия улиц стали менять. Уже в конце 1923 года Рождественская стала Кооперативной. Но это уже другая история.

Подготовила Елена Шаповалова

Фото из интернета

  • 005 (1277) 24.01.2018

Свежий номер

Свежий номер

013 (1285) 21.02.2018
Все видео


Партнеры


gosu

© 2018  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru