День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Как зимуют теплоходы

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/dobro-pozhalovat/kak-zimuyut-teplokhody#sigProGalleriae6f920cf81
joomlamodniyportal.ru

В 15 километрах от Нижнего Новгорода в бывшем поселке городского типа Октябрьский – сейчас эта территория отнесена к городу Бор – располагается затон имени 40-й годовщины Октября. Туда на зимовку приходят теплоходы. Там же располагаются судоремонтные предприятия Борремфлот и Октябрьский судоремонтно-судостроительный завод, а также Борская и Октябрьская базы технического обслуживания флота. Как зимуют теплоходы? Что делает команда, когда нет навигации? На прошлой неделе мы побывали здесь на экскурсии и сейчас расскажем об этом.

Путь в полтора века

Октябрьский затон образовался 159 лет назад, в 1858 году.

30 сентября 1858 года государственный крестьянин Печерской слободы Выездновской волости Нижегородской губернии и уезда Егор Александрович Деулин принял от московского 2-й гильдии купца Ивана Савельевича Колчина под караул суда, называемые баржи, две с припасами на них, – рассказала заведующая музеем поселка Октябрьский Елена Егорова. – Деулин обязался суда «в осеннее время поставить на зимовку в удобном месте, весною подвести, лед околоть и хранить оные как от осеннего, так и весеннего льда, воду из оных судов отливать и снег отгребать».

Через два года в затоне уже зимовали 34 парохода. А в 1860–1961 годах, по данным Казанского округа путей сообщения, уже 36 различных судов.

 – Близость к Нижнему Новгороду, крупному торговому центру, и механическим заводам все больше и больше привлекала в заводь волжских судовладельцев и купцов, – говорит завмузеем. – В 1879 году на Волге возникло пароходство М. П. Зарубина. В 1880 году Зарубин арендовал в районе Собчинского затона 3600 кв. сажен земли и построил постоянную слесарную мастерскую, кузницу, небольшую лесопилку и многое другое, что необходимо для проведения мелкого ремонта судов.

Вокруг этого производства стал образовываться поселок, поскольку работать к Зарубину приходили жители из соседних деревень. А чтобы не возвращаться в тот же день домой, работники стали строить бараки и теплушки прямо около затона. Поселок расширялся, так как увеличивалась производственная база: в 1905 году пароходчик Зарубин купил Собчинский затон и прилегающие к нему земли, став единоличным его хозяином, и брал заказы на ремонт судов от других судовладельцев.

 А в 1918 году у затона и поселка началась новая жизнь. 8 февраля 1918 года Совет народных комиссаров своим декретом объявил о национализации флота. 23 парохода, весь несамоходный флот, продовольственная лавка Зарубина со всеми товарами, которые в ней находились, служебные и жилые здания отошли государству.

А затон продолжал функционировать. Несмотря на нехватку материалов, топлива, продовольствия, рабочие трудились. Они ремонтировали пассажирские суда, участвовали в перевооружении нескольких пароходов для Волжской военной флотилии зимой 1918–1919 годов.

С 1930 года в затоне началось строительство новых судов, поэтому в 1932 году его переименовали в Собчинский судоремонтный завод. Завод по своей производственной мощности и технической оснащенности был на Волге одним из крупнейших предприятий своего времени по ремонту судов речного флота. Лидером он оставался и в 1980-е годы. К этому времени, в 1958 году, его переименовали в судостроительно-судоремонтный завод имени 40-й годовщины Октября, а поселок стал называться Октябрьским. В нем проживали больше восьми тысяч жителей.

– Судостроительные заводы на Волге во второй половине XX столетия входили в состав ВОРПа (Волжского объединенного речного пароходства), – проинформировала директор музея речного флота Галина Абаева. – После акционирования при заводах были учреждены шесть баз технического обслуживания флота: Борская, Волжская, Городецкая, Жуковская, Звениговская и Октябрьская для зимней стоянки флота ОАО «Судоходная компания “Волжское пароходство”». В 2012 году пассажирский флот передали компании «Водоходъ», который теперь ремонтируют в акватории Октябрьской базы технического обслуживания флота.

Затон живет

В настоящее время в поселке около семи тысяч жителей. Он развивается: строятся новые дома, есть школа, техникум, три детских сада, больница, отделения почты и Сбербанка, продуктовые, промтоварные и хозяйственные магазины, парикмахерские, швейные мастерские, Дом культуры, ФОК, Дом детского творчества, хлебопекарня, зубоврачебные и косметические кабинеты. Имеются достопримечательности, например памятник градостроительства и архитектуры – водонапорная башня, построенная в 1920-е годы. Работают и такие предприятия, как Борремфлот, Октябрьская БТОФ (база технического обслуживания флота), Борская БТОФ (база технического обслуживания флота).

Рядом с Октябрьским находится затон для стоянки как пассажирского, так и грузового флота. Сейчас в затоне 26 пассажирских теплоходов-красавцев. Они располагаются караваном – один за другим и по два-три в линию. Возглавляют караван три судна, названных в честь Льва Толстого, Александра Пушкина и Максима Горького. Зимой все суда ремонтируют и приводят в порядок, готовя к будущей навигации.

Около каждой линии, где стоят теплоходы, круглосуточно дежурит охранник, как правило, это член экипажа стоящего в караване судна. Он сторожит суда и смотрит, как бы чего не случилось. Вся территория затона также закрыта от посторонних глаз. На въезде шлагбаум. Как отмечали наши провожатые, мы – группа экскурсантов из Нижнего Новгорода – первые, кто побывал в затоне. А все потому, что нашим путеводителем и одним из организаторов поездки стала директор единственного в России музея речного флота Галина Абаева.

Требования к комфорту выросли

Что происходит на четырехпалубнике зимой? Как он готовится к навигации? Это удалось посмотреть на теплоходе «Николай Чернышевский». Он работает исключительно с иностранными туристами, которые совершают круиз из Москвы в Санкт-Петербург и обратно.

В настоящее время на судне делают не только плановый декоративный ремонт, но и полную реконструкцию внутренних помещений: ресторана, бара, музыкальной комнаты, кают.

 – Судно находится в эксплуатации: работают движки, котел, есть вахта, – говорит капитан Владимир Котин. – Работает бригада строителей, поскольку своим экипажем с модернизацией кают мы не справимся.

По его словам, сейчас подрядчики расширяют каюты, делая одну из двух или трех, меняют электрику, заново облицовывают стены, устанавливают новые душевые кабины и так далее. Расширится и станет белоснежным кинозал и другие помещения.

– Главное требование туристов – это комфорт, – объясняет капитан «Николая Чернышевского». – Многие теплоходы были построены в 1970-е годы. В то время советские люди, выйдя из коммуналки, были довольны маленькой каютой с кондиционером, умывальником, туалетом и узенькой кроватью. Сейчас требования к комфорту повысились.

Он отметил, что современные туристы хотят видеть просторные каюты с душевой кабиной и санузлом, а также удобной кроватью. Соответственно меняются и облицовочные материалы, и мебель, и даже унитазы.

– В ресторане уже постелили ламинат вместо паласа, – сообщил Владимир Котин. – В коридорах все будет в белых тонах: и стены, и мебель.

Модернизацию теплохода надо успеть закончить до 7 мая, когда начнется новая навигация. Поэтому работа кипит.

Матрос и Боцман снимут стресс

Кстати, теплоход «Николай Чернышевский», а также его капитан Владимир Котин прославились на всю Россию своими любимцами – котами Матросом и Боцманом.

 – Про них снято уже семь фильмов, они участвовали в конкурсе «Главный котик страны», – поделился владелец пушистых животных.

Владимир Вениаминович принес на корабль перса Матроса из петербургского питомника 10 лет назад. С тех пор плавают вместе. Любимое место кота – в рубке рядом с хозяином. Сестра Котина – Татьяна Вениаминовна Бородина сшила ему тельняшку и костюм. И теперь во время приема гостей Матрос одет в костюм старшего помощника.

А посетителей всегда много – теплоход туристический. Американцы, англичане, французы заходят на капитанский мостик, а там кот при параде! Настроение поднимается. Кот на корабле и фотомодель, и средство для снятия стресса. Кроме того, Матрос хорошо чувствует перемены в погоде.

– Как начинает волноваться, сразу понятно, что будет шторм, – говорит Владимир Вениаминович.

Несколько лет назад в рубке появился еще один кот – Боцман. Он значительно моложе Матроса, а потому ему по наследству от старшего собрата перешла тельняшка, в которой он и встречает иностранцев.

Вместе с хозяином коты полгода находятся в рейсе. А когда навигация заканчивается, живут у Владимира Котина дома и ждут весны, чтобы снова отправиться на корабль.

– Вот и сейчас я с семи утра и до вечера на судне, а они дома, скучают, – делится капитан теплохода «Николай Чернышевский».

По его словам, чтобы котам не было скучно, решено взять на корабль еще и третьего питомца. Имя уже придумали – Юнга.

– Приобрели для него форму, есть маленький спасательный круг, – сообщил Владимир Котин.

Женщина на кораблек счастью!

Удалось в поездке познакомиться с удивительной женщиной, которая много лет работала штурманом на теплоходе «Максим Горький». Это сестра Владимира Котина – Татьяна Вениаминовна Бородина.

Есть такое суеверие на флоте: женщина на кораблек несчастью. Так вот, она это опровергла.

– Я из семьи речников, – поведала Татьяна Вениаминовна. – Папа работал механиком, мама вместе с ним в ресторане. Моим кумиром, по стопам которого я хотела пойти, была горьковчанка первый штурман на теплоходе «Ильич» Нина Трофимовна Поплавская. Глядя на нее, я тоже захотела стать судоводителем.

Но, по ее словам, после войны женщин на флот принимать перестали. Тогда Татьяна Вениаминовна окончила музыкально-педагогическое училище. Обучаясь в нем, она вышла замуж за курсанта речного училища, родила дочь. Стала работать на теплоходах методистом, то есть отвечала за организацию вечеров и всю развлекательную часть круиза.

Однако мечта стать судоводителем осталась. И уже имея двоих детей, Татьяна Вениаминовна познакомилась с девушкой, которая вела корабль.

 «Раз она может, значит, и я могу, – рассуждала рассказчица. – И отправилась осенью поступать в речное училище».

Не сразу, но ей удалось добиться, чтобы приняли документы. Однако зачислять ее не торопились.

– Я год проучилась без зачисления, – вспоминает Татьяна Бородина. – Ходила на занятия, делала контрольные работы, чертежи, которые требовались. Приказ о зачислении меня в речное училище пришел только в конце учебного года – в мае.

После училища специальность судоводителя она стала постигать на танкере-толкаче «Маршал Тухачевский». Ни один капитан теплохода брать женщину на ответственную должность не захотел.

Однако муж, назначенный первым штурманом на дизель-электроход, верил в возможности жены и настоял, чтобы она вместе с ним перешла на судно рулевой. После этого Татьяна Вениаминовна начала расти по карьерной лестнице: была первым штурманом на «Юрии Долгоруком», вторым – на «Козьме Минине», а потом перешла также вторым штурманом на теплоход «Максим Горький», где плавала вместе с супругом.

Но и находясь на пенсии, Татьяна Вениаминовна не сидит дома. Она все так же ходит на судах, но уже в должности методиста, делая концерты для туристов и рассказывая им о Волге. Кстати, ее дети тоже продолжили династию и пошли по стопам родителей, оставшись работать на флоте.

От редакции

Как оказалось, то, что мы увидели, это только часть большого мира под названием речной флот. К 160-летию поселка Октябрьский сейчас готовится брошюра, которая расскажет о затоне и его героях подробнее. А нам хотелось бы сказать спасибо за предоставленную информацию не только заведующей музеем и директору Дома культуры поселка, но и Светлане Балцун, которая собрала богатый материал о своем поселке и предоставила нам.

Светлана Муратова

Фото автора, Светланы Балцун

и из интернета

  • 015 (1287) 28.02.2018

Свежий номер

Свежий номер

051 (1323) 20.06.2018
Все видео


Партнеры


gosu

© 2018  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru