День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

А. В. Сухово-Кобылин: «Я стою один на Мосту…»

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/ru/a-v-sukhovo-kobylin-ya-stoyu-odin-na-mostu#sigProGalleria62a68c2ff5
joomlamodniyportal.ru

(Окончание. Начало в № 82, 84).

17 (29) сентября исполнилось 200 лет со дня рождения драматурга, математика и философа Александра Васильевича Сухово-Кобылина. Это о нем было сказано когда-то очень метко: «Написав мало, он написал много». В рубрике «Нижегородские открытия» мы продолжаем беседовать с Татьяной Павловной Виноградовой, профессором кафедры ЮНЕСКО ННГАСУ.

– Имя классика отечественной драматургии Александра Васильевича Сухово-Кобылина, автора знаменитой трилогии: «Свадьба Кречинского», «Дело» и «Смерть Тарелкина», вот уже полтора столетия не сходит с театральных афиш. Похоже, что лейтмотив его трилогии и в наше время не потерял свою актуальность?

Т. П.: Сегодня в России трудно найти театр, где когда-то не ставился бы «Кречинский». «Смерть Тарелкина» тоже репертуарная пьеса, идет она и в Нижегородском драматическом театре. Можно лишь сожалеть, что актуальная сегодня как никогда его драма «Дело», о вечной взятке в России, менее востребована режиссерами.

– Постановка «Дела» около двадцати лет запрещалась цензурой. Разрешение было дано только в 1882 году, с многочисленными цензурными изъятиями под заглавием «Отжитое время». «Смерть Тарелкина» подверглась еще более длительному цензурному запрету. Лишь в 1900 году автору удалось добиться разрешения на постановку своей пьесы под заглавием «Веселые расплюевские дни». Что же вызывало такое неприятие?

Т. П.: Третья пьеса «Смерть Тарелкина» – это вакханалия. Положительных героев, тех, кому сочувствуешь, здесь нет. Здесь плохи все. Но самый скверный среди них, на мой взгляд, это Расплюев. Низкий, подлый и, в общем-то, страшный, он проходит через все три пьесы трилогии, объединяя ее. Проходит «по нарастающей» в своей мерзости. Образ Расплюева стал нарицательным в русской литературе. Пожалуй, этот образ – высшее достижение драматургического гения С.-К.

Ответ на вопрос о причинах яростного неприятия его творчества цензурой можно проиллюстрировать цитатой из его сатирического памфлета «Квартет», который заканчивается картиной-апофеозом: «Глухая Ночь при зловещем рембрандтовском освещении… Рак Чиновничества, разъевший в одну сплошную Рану великое тело России, едет на ней верхом и высоко держит Знамя Прогресса!»

– Татьяна Павловна, вернемся к вашим поискам следов драматурга на Лазурном берегу. Вы приехали специально в Болье, чтобы отыскать могилу С.-К., хотя некоторые исследователи утверждали, что он похоронен на кладбище в Ницце, рядом с Александром Ивановичем Герценом.

– Читая о жизни Сухово-Кобылина, я обратила внимание, что последние годы он провел на юге Франции, в Болье-сюр-Мер, там и умер. Естественно предположить, что там же он и похоронен.

Почему же захоронение не сохранилось?

– Могила на этом кладбище была уничтожена еще в 1980-е годы, никто не оформлял аренду земли. Я пыталась отыскать захоронение в колумбарии на старом кладбище, где в нишах покоятся останки. И тоже безрезультатно. И только в мэрии по моему запросу мне выдали свидетельство о том, что останки драматурга после ликвидации могилы были перенесены в колумбарий, и даже точно указали нишу: «Колумбарий II, ячейка № 9». Естественно, что я не могла ее отыскать, она анонимная, на ней нет фамилии драматурга, что означает, что сюда могут быть помещены останки из других могил, которые ликвидируются. Почему так произошло? Никто не заказывал именную плиту, никто не платил гравёру.

– Действительно история получалась не очень красивая, но вы на этом не остановились?

Т. П.: Я не придумала ничего лучше, как написать письмо нижегородскому губернатору Валерию Павлиновичу Шанцеву. Результатом стало совместное посещение кладбища в Болье. Мы стояли перед захоронением драматурга. Ячейка была облагорожена – портрет писателя, цветы… Губернатор дал интервью, в котором подчеркнул величие нижегородской земли и заверил, что захоронение Сухово-Кобылина будет достойно оформлено и он готов в этом участвовать.

– Похоже, как это ни парадоксально, но у нашей истории будет хэппи-энд благодаря высокому чиновнику?

– Да, это случилось благодаря Нижегородскому губернатору В. П. Шанцеву. И произошло это 11 марта 2009 года. Именно 11 марта Сухово-Кобылин скончался,  получилось, что на кладбище в Болье мы невольно отметили годину со дня его смерти. Случайное совпадение? Возможно, но какое точное!

Дальнейшие события такие, что о них приятно писать: 21 сентября 2009 года в рамках Европейских дней сохранения культурного наследия на кладбище в Болье-сюр-Мер состоялось торжественное открытие мемориальной доски. На мраморной плите текст:

Беседовал С. Н. Авдеев
Фотографии Т. П. Виноградовой

  • 087 (1251) 25.10.2017

Свежий номер

Свежий номер

091 (1255) 08.11.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru