День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Узнай Нижний лучше!

  •  
Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://dengoroda-nn.ru/karta-goroda/uznaj-nizhnij-luchshe#sigProGalleria9042c63642
joomlamodniyportal.ru

В минувшие выходные в Нижнем Новгороде прошел очередной фестиваль «Открытая карта». Цель этого проекта, который пришел к нам из Северной столицы, – открыть город для его жителей и гостей с неожиданных сторон, познакомить их с такими уголками мегаполиса, в которых человек ни за что не окажется в своей обычной жизни.

Конечно, мы не смогли отказаться от такой возможности и побывали на трех из более чем двух десятков экскурсий. И теперь делимся с нашими читателями секретами, которые узнали, и впечатлениями.

Прекрасный зеленый

Насколько зеленым является Нижний Новгород? Хватает ли в нем насаждений? Об этом рассказали организаторы экскурсии «Прекрасный зеленый». Участники прошли от остановки «Сенная площадь» по улицам Белинского и Горького до площади Горького.

Первым на пути следования оказался сквер имени Белинского на одноименной улице. Конечно, в нем нет скамеечек, но вряд ли они нужны возле оживленной трассы.

Не вызывает особых нареканий у экологов сквер на площади Свободы, где установлен памятник героям и жертвам революции 1905 года. Ухоженным является сквер напротив здания Атомэнергопроекта. Хорошее впечатление производит парк имени Кулибина. Гуляющих в нем нижегородцев было много даже несмотря на прохладную и дождливую погоду. А недалеко от парка показали организаторы и особо охраняемую лиственницу.

Знаковое место – сквер на площади Горького. В нем растут такие редкие для нашей местности деревья, как маньчжурский орех и пробковое дерево. Процент озеленения в нем, по примерным подсчетам, составляет 70 процентов, как и требует законодательство. Соответственно критериям, которым должна отвечать озелененная территория общего пользования, он соответствует.

В сквере на площади Горького растут такие редкие для нашей местности деревья, как маньчжурский орех и пробковое дерево.

Разумеется, имеются в городе и проблемы с зелеными насаждениями. В центре Нижнего Новгорода земля дорогая, и застройщики стараются ее как можно больше застроить и закатать в асфальт. Особенно плачевной является ситуация во дворах элитных многоквартирных домов, где часто нет ни деревца. Хорошо, если любителям природы дадут оформить клумбу с цветами. Но в основном весь двор заставлен машинами, в нем нет ни травинки.

Советское наследие – не обремененные планированием посадки. В некоторых местах деревья растут слишком близко друг к другу.

– Сразу понятно, что их сажали на субботнике, – отмечает сотрудник экологического центра «Дронт» Татьяна Паутова.

По новым нормативам, по ее словам, нельзя, чтобы деревья росли слишком близко к проезжей части дороги и находились не менее чем в пяти метрах от окон многоэтажек. В настоящее время, к примеру, на улице Белинского живая «изгородь» идет непосредственно около трассы. А значит, если какое-то из деревьев умрет, на его месте нельзя будет посадить никакое другое.

Еще одним слабым местом для легких города является отсутствие простора для корневой системы. Считается, чтобы дереву было комфортно расти и развиваться, нужно около корней оставлять столько земли, какова предположительно будет крона зеленого насаждения.

Самая плачевная ситуация с озеленениемво дворах элитных многоквартирных домов.

– Многие деревья, посаженные на площадях и остановках, сейчас не живут, а выживают, – констатировала Татьяна Паутова.

Дополнительным стрессом для зеленого друга, как ни странно, является уборка территории, когда вместе с мусором убирают и прошлогодние листья.

– Листья перегнивают и удобряют растения. Убирая старую листву, мы лишаем их подкормки, – объясняет сотрудник экологического центра «Дронт».

Создадим карту зелени

Татьяна Паутова призывает нижегородцев присылать в их организацию фотографии зеленых насаждений, расположенных около их домов.

– На сайте экоцентра «Дронт», регионального отделения Международного социально-экологического союза, можно найти карту озелененных территорий Нижнего Новгорода. В ней 251 озелененная территория. Хотелось бы узнать, как каждая из них выглядит в настоящее время, – говорит Татьяна Паутова. – Ведь только вместе с нижегородцами мы сможем сделать так, чтобы наш город оставался зеленым, а озеленение не уничтожалось автолюбителями.

Неудобная архитектура

Что такое урбанистика? Это не архитектура или градостроительство – все намного сложнее, она стоит над точными науками. Дело в том, что город – это не набор самостоятельных единиц, а сложная система, единицы которой непрерывно взаимодействуют друг с другом. Именно это взаимодействие и изучает урбанистика.

На экскурсии, которую провела архитектор и социолог Ира Маслова, можно было узнать, как устроен наш город, какие в нем случились градостроительные ошибки, какие сложились урбанистические зависимости.

На примере здания бывшего концертного зала «Юпитер» она рассказала, почему вокруг закрытых объектов останавливается жизнь, а у заброшенного здания автоматически образуется стихийная свалка. Так действует «правило разбитых окон» – где плохо, там и мусорят. А заброшенным здание становится тогда, когда та функция, для которой изначально оно возводилось, исчезла. Когда-то это был концертный зал, но его закрыли, а никаких других функций, кроме этой, здание не выполняло. После его закрытия перестал работать фонтан, и вся площадь превратилась в заброшенный пустырь, который автоматически зарастает парковкой, как сорняками. Получается, чтобы жизнь какого-либо конкретного здания продолжалась, для этого просто необходим комплекс функций.

Вокруг закрытых объектов останавливается жизнь, а у заброшенного здания автоматически образуется стихийная свалка.

Одна из неудобных улиц нашего города – Варварская – одна из главных магистральных трасс Нижнего Новгорода. Ее можно сравнить с московской Тверской: она также упирается в главную башню кремля. Но, несмотря на это, она не выглядит главной: узкая, короткая, на ней практически отсутствуют кафе, а ведь их количество говорит об удобстве города для людей. При большой загруженности общественным и личным транспортом Варварская становится улицей для машин, а не для людей, поэтому здесь пешеходы чувствуют себя неуютно и практически не гуляют по ней.

Для человека удобен и не вызывает скуки город «на уровне глаз». Все, что можно увидеть, не поднимая головы, должно располагаться на этом уровне, например интересные архитектурные детали зданий, вывески магазинов. Историческое малоэтажное строительство возводилось по этому принципу. Сейчас чаще всего при проектировании улиц это не учитывается, поэтому они и кажутся нам скучными и однотипными.

Современная архитектура вообще чересчур компьютеризирована, это раньше дом строился от земли, была привязка к рельефу. Сейчас проект создается в компьютерной программе, а на местности строителей могут ожидать сюрпризы. Например, галерея в БЦ «Лобачевский Plaza» на Алексеевской улице с одной стороны оснащена лестницей, возведение которой было обусловлено перепадом уровней рельефа, а программа, скорее всего, этого не учла. Создается впечатление, что это не продолжение дороги, а вход в бизнес-центр, поэтому многие по этой лестнице не поднимаются. Лестница в городе – это всегда препятствие, и в первую очередь для детских и инвалидных колясок, велосипедистов. Кстати, это касается и подземных пешеходных переходов. Урбанисты выступают за существование наземных переходов. Они не являются препятствием для колес, а машины вынуждены притормаживать и не развивать очень высокую скорость. Что касается велосипедистов, то у них в городе есть еще препятствия. И это не отсутствие велосипедных дорожек или специализированных парковок, как многие думают. Это решетки ливневых канализаций, в которых застревает велосипедное колесо, а также сложные дорожные развязки.

Для человека удобен и любопытен город «на уровне глаз», это место для архитектурных деталей зданий и вывесок. Историческое малоэтажное строительство возводилось по этому принципу.

Огромная проблема города – как поделить город между пешеходами и автомобилистами. С одной стороны, чем плотнее заселен город, чем больше в нем активностей, тем он интереснее. С другой стороны, происходит столкновение интересов. Выход может быть таким: четко разграничить потоки, как, например, это происходит на вокзалах, ведь там потоки людей приезжающих и уезжающих никогда не пересекаются. Это тоже задача не только проектировщиков и архитекторов, но и урбанистов.

Закулисье драмтеатра

Одной из самых популярных у нижегородцев экскурсий стало путешествие за кулисы Нижегородского театра драмы.

– Есть мнение, что зрителю не нужно видеть изнанку театра, чтобы это искусство сохраняло магическую власть над ним. Сегодня я попробую открыть вам несколько тайн из жизни нашего театра. Посмотрим, не разочарует ли вас такое близкое знакомство с закулисной жизнью, – начала экскурсию заместитель директора театра по организации зрителя Марина Комиссарова.

Открытие № 1: театр – это огромное хозяйство

Весьма необычно находиться в зрительном зале не во время спектакля, а вот так, на экскурсии. Только что, в два часа дня, закончилась ежедневная репетиция, и теперь на сцене идет монтаж декораций к вечернему спектаклю. Сегодня это «На дне», и монтажники деловито снуют по сцене, крепя к полу железный мостик, куски труб огромного диаметра и даже фрагмент рельсов – вечером по ним будет ездить платформа. Кресла в партере накрыты двумя огромными кусками материи – чтобы не запылись во время монтажных работ.

– Жизнь театра в ожидании зрителя – это череда сугубо рабочих моментов, подчинение строгому графику, – говорит Марина Комиссарова. – Так что театр – штука крайне хозяйственная. И когда зрителя нет, он живет буднично и прозаично.

Открытие № 2: компактный, но вместительный

На вид компактный зал нашего драмтеатра вмещает ни много ни мало 705 зрителей. А когда-то в нем одновременно могли смотреть спектакль около тысячи человек! Во второй половине XX века в театре прошла обширная реконструкция, во время которой количество мест было сокращено.

– Кресла стали шире, удобнее, кроме того, им вернули изначальный цвет обивки – небесно-голубой. В советское время они были обиты красным бархатом, – продолжает рассказывать Марина Комиссарова.

Открытие № 3: сидеть на галерке вовсе неплохо

– Если вы всегда берете билеты в партер, значит, вы лишаете себя удовольствия видеть сцену с разных ракурсов, – уверена заместитель директора театра по организации зрителя. – Например, со второго и третьего ярусов на нее открывается совсем другой вид. Есть спектакли, например «Метод Гронхольма», которые я бы рекомендовала смотреть именно сверху. Только так вы увидите пол сцены, который выглядит как игорный стол. И, конечно, только сидя в амфитеатре, можно во всех подробностях рассмотреть и люстру, и объемную роспись потолка, которая снизу неотличима от лепнины. А какой звук наверху – намного ярче и объемнее, чем в партере. Поэтому не стоит сидеть только лишь в первом ярусе. Экспериментируйте!

Открытие № 4: потайные дверки за сценой

Из зала попадаем в настоящее закулисье. Узкими коридорами, в которых двое разойдутся с трудом, и такими же лесенками проходим на сцену. Оказывается, у нее тоже есть одежда – это занавески-задники, которые с помощью специальных механизмов могут подниматься-опускаться прямо во время спектакля. За задниками – три двери. Две ведут в монтировочные цехи, где хранятся детали декораций от стула до колонны в натуральную величину. А третьяв реквизиторский и пошивочный цехи.

– У каждого времени – свои расцветки, фактуры, состав ткани, фасоны. В этом мы хорошо разбираемся, иначе зритель нам просто не поверил бы, – кратко характеризует свою работу заведующая пошивочным цехом Наталия Казимирова. – При этом костюмы мы шьем на современных людей, привыкших к удобной одежде. Поэтому вместо корсетов – специальные утягивающие ткани, вместо крайне тесного кроя XIX века – более современные лекала. Находим компромисс, ведь неудобный костюм способен сорвать актеру роль.

Открытие № 5: святая святых

Хранятся сценические костюмы на двух складах. Самым старым из них – около 100 лет. Например, черное платье, расшитое стеклярусом, сшитое для спектакля «Идиот».

– Сценический костюм на сцене выглядит иначе, чем на вешалке,– рассказывает художник-модельер и хранитель костюмов Нина Барышева. – Золочение, которое на этом платье напоминает засаленные пятна, в свете софитов будет блестеть как золото.

Хранится здесь и обувь актрис начала прошлого века. Самые большие туфли – 33-го размера, а женские перчатки впору разве что современным детям. Настолько миниатюрные и утонченные были актрисы прошлого.

Такова лишь малая часть секретов Нижегородского драмтеатра. И те, кто их узнал, отнюдь не потеряли интерес к его спектаклям.

Светлана Муратова, Анастасия Арсеньева и Елена Шаповалова
Фото Алексея Манянина и организаторов акции

  • 038 (1202) 17.05.2017

Свежий номер

Свежий номер

064 (1228) 16.08.2017
Все видео


Партнеры


gosu

© 2017  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru